среда, 11 апреля 2018 г.

Писатель, которого никогда не было (к 215- летию Козьмы Пруткова)

«Он оставил нам немало мудрых мыслей,
которые при ближайшем рассмотрении могут
показаться глупостями, но мы их помним,
повторяем, цитируем, нам нужна эта мудрость,
которая при ближайшем рассмотрении глупость,
в отличие от многих мудростей,
которые мы готовы забыть навсегда».
Ф. Кривин.
Творчество писателя Козьмы Пруткова удивительно: с ним хорошо знакомы даже те, кто никогда его не читал. Иной раз оброним фразу «что имеем, не храним…» или «век живи – век учись!» – и даже не задумываемся, что цитируем незабвенного Козьму Пруткова.
Козьма Прутков «родился» в 1851 году и «прожил» всего 12 лет. За это время из-под его пера появились несколько пьес, десятки стихотворений, басен и афоризмов, которые стали крылатыми выражениями и используются до сих пор.
Вспомним историю вымышленного писателя.
«Придумали» Козьму Пруткова Алексей Константинович Толстой и его двоюродные братья. Были они тогда молодые, богатые, образованные, остроумные и… пока не знаменитые. А. К. Толстой, например, еще не был автором лирических стихов, положенных на музыку, и только-только начинал работать над романом «Князь Серебряный». Молодые балагуры не раз потешали публику своими проделками. Существует немало историй о розыгрышах, которые устраивали братья Жемчужниковы в чиновном Петербурге.
Создатели Козьмы Пруткова: Алексей Толстой и братья Владимир, Алексей и Александр Жемчужниковы

       «Прутковский кружок» зародился в 1851 году в Павловке — родовом имении Жемчужниковых (сегодня — Долгоруковский район Липецкой области). Там они вместе с Алексеем Толстым провели все лето, упражняясь в иронический поэзии, шутя создавая образ Пруткова.
Ключевая роль в мистификации принадлежит Владимиру Михайловичу Жемчужникову, русскому писателю, в отличие от других создателей Пруткова писавшему только под его именем. 
       Именно он не только предложил писать вместе под вымышленным именем, но и сочинил биографию псевдонима, и стал автором или соавтором почти половины творений с установленным авторством его создателей. После многолетних попыток опубликования собрания сочинений Пруткова, неоднократно срывавшегося в течение 30 лет по самым невероятным причинам, в последнем в своей жизни 1884 году он издал-таки том сочинений Козьмы Пруткова, сохранив для нас образ, вероятно, затерявший бы свою цельность в старых журналах. Его перу принадлежат «Немецкая баллада», «Разница вкусов», «Поездка в Кронштадт», «Мое вдохновение», «Аквилон», «Проект: о введении единомыслия в России», «К друзьям после женитьбы», «Пятки некстати», «Эпиграмма № III», «Желания поэта», «Безвыходное положение», «В альбом красивой чужестранке», «К толпе», «Возвращение из Кронштадта», «Защита памяти Косьмы Петровича Пруткова», «Биографические сведения о Козьме Пруткове», «Мое посмертное объяснение к комедии «Фантазия», «Разочарование», «Осень», «Эпиграмма № II», «Предсмертное». Кроме того, значительную часть сочинений Пруткова написал с совместно с братьями и Алексеем Толстым. Единственное из написанного им и не относящееся к сочинениям Пруткова — его «Записки». Они опубликованы после смерти писателя.

      Алексей Константинович Толстой в соавторстве с Алексеем Жемчужниковым написал пьесу «Фантазия» — первое творение Пруткова, для которого им написаны самостоятельно «Эпиграмма № 1», «Юнкер Шмидт», «Письмо из Коринфа», «Древний пластический грек», «Память прошлого», «Мой портрет» и, предположительно, «Философ в бане». Остроумнейший «Путник» Козьмы Пруткова среди пародий не менее значителен, чем среди лирических стихов вдохновившие его популярные «Колокольчики мои» А. К. Толстого, получившие в автопародии неожиданное продолжение.


       Алексей Михайлович Жемчужников, русский поэт некрасовской школы, почетный академик Петербургской Академии Наук (1900), получивший это звание в числе первых четырех русских писателей вместе со Львом Толстым, Чеховым и Короленко. Литературной критикой считался совестью русской интеллигенции. Завершили творчество патриарха великого века русской словесности «Песни старости» и «Прощальные песни» спустя полстолетия после его дебюта в «Современнике» с комедией в стихах «Странная ночь» в 1850 году. В том же году в соавторстве с А. К. Толстым написана пьеса «Фантазия», запрещенная к показу после премьеры, — первое творение Козьмы Пруткова еще до возникновения этого псевдонима, для которого писал самостоятельно «Древней греческой старухе...», «В альбом N. N.», «Стан и голос», «Чиновник и курица» «Сродство мировых сил», «Помещик и садовник», «Помещик и трава», «Блестки во тьме», «Перед морем житейским» и написанное за год до смерти в возрасте 86 лет «Посмертное произведение Козьмы Пруткова».

      Александр Михайлович Жемчужников отличался литературным озорством среди друзей Козьмы Пруткова. Первая басня Пруткова «Незабудки и запятки», придуманная Александром Жемчужниковым «для шутки», появилась еще без его подписи. Творческие искания Александра во многом сделали самого Пруткова. Именно он научил «неудачника» драматурга писать стихи и басни, способствовал философизации мысли и одарил талантом мистика, сделав Пруткова первым литератором, вещавшим с того света. Им написаны «Незабудки и запятки», «Азбука для детей», «При поднятии гвоздя близ каретного сарая», «Любовь и Силин», «С того света», «Простуда», «Я встал однажды рано утром...», «Сестру задев случайно шпорой...», «Некоторые материалы для биографии К. П. Пруткова», «Выдержки из моего дневника в деревне».
Кроме основных «родителей «Пруткова» на разных отрезках времени к ним присоединялись и «сочувствующие» поэты, способные к сатире, юмору, шутке.

    Так, например, Александр Николаевич Аммосов, российский поэт, офицер, сын изобретателя системы парового отопления для Зимнего дворца генерал-майора Н. А. Аммосова. Штабс-капитан, награждённый золотым оружием «За храбрость, А. Н. Аммосов был неистощимый весельчак, несмотря на последствия тяжёлых ранений, полученных им на военной службе. Его экспромты и эпиграммы на известных петербургских и российских деятелей имели широкое хождение. Сохранилось немало стихотворений как опубликованных, так и неизданных, которые приписываются его перу. На его стихи писали романсы М.П. Мусоргский, К. Н. Лядов и другие композиторы того времени.
Имеются сведения, что А. Н. Аммосов также принимал участие в творчестве Козьмы Пруткова и, в частности, ему принадлежит басня «Пастух, молоко и читатель», напечатанная в сборнике.
Наибольшую популярность ему принес незамысловатый романс «Элегия», более известный как народная песня «Хасбулат удалой». Слова «Элегии», сюжетно близкие фольклорным балладам, впервые были опубликованы в газете «Русский инвалид» 16 ноября 1858 года. После того как О. Х. Агренева-Славянская написала на эти слова музыку, романс стал очень популярен среди русской военной молодежи.

       Петр Павлович Ершов, русский писатель, автор знаменитой стихотворной сказки «Конек-Горбунок». Во время Русско-Турецкой войны находившийся на службе Владимир Жемчужников был командирован в Тобольскую губернию и познакомился в Тобольске с жившим там П. Ершовым, а известный сказочник познакомился с Прутковым, и, в свою очередь, познакомил Владимира Жемчужникова с прежними своими шутками и передал ему свои куплеты — стихотворную сцену «Черепослов, сиречь Френолог» — и, сказав, что уже стар и ничего не напишет, просил куда-нибудь их поместить, что и было сделано. Пьеса «Черепослов, сиречь Френолог», написанная совместно с другом, ссыльным декабристом Н. А. Чижовым, с успехом шла на комедийной театральной сцене начала 20 века и не потеряла актуальности.
А о том, чтобы писатель Прутков обрел узнаваемый облик, позаботились Лев Жемчужников и художники Александр Бейдеман и Лев Лагорио. В 1853 году был написан вымышленный портрет, который вскоре был опубликован в одном из журналов.
       Отрывок из книги «Биографические сведения о Козьме Пруткове»: «Искусно подвитые и всклоченные, каштановые, с проседью, волоса; две бородавочки: …кусочек черного английского пластыря на шее… длинные, острые концы рубашечного воротника, торчащие из-под цветного платка, повязанного на шее широкою и длинною петлею; плащ-альмавива, с черным бархатным воротником, живописно закинутый одним концом за плечо. <…> Когда портрет Козьмы Пруткова был уже нарисован на камне, он потребовал, чтобы внизу была прибавлена лира, от которой исходят вверх лучи».
А так Козьма Прутков описал самого себя:
Мой портрет
Когда в толпе ты встретишь человека,
который наг;
чей лоб мрачней туманного Казбека,
неровен шаг;
кого власы подъяты в беспорядке;
кто, вопия,
всегда дрожит в нервическом припадке, -
знай: это - Я!

Кого язвят со злостью вечно новой,
из рода в род;
с кого толпа венец его лавровый
безумно рвёт;
кто ни пред кем спины не клонит гибкой, -
знай: это - Я!..
В моих устах спокойная улыбка,
в груди - змея!
Впервые произведения вымышленного писателя появились в 1854 году в «Современнике». В юмористическом приложении к журналу — «Литературном Ералаше» — вышли «Досуги Козьмы Пруткова». Сюда входило предисловие, стихи, басни и «Письмо известного Козьмы Пруткова к неизвестному фельетонисту «С.-Петербургских ведомостей по поводу статьи сего последнего».
Публикации произведений К. Пруткова в журналах «Современник», «Искра» и других действительно имели успех. Публика свято верила, что читает произведения реально существующего человека. Правда, мнения разошлись. Кому-то его сочинения нравились, но были и критики. Например, Ф.М. Достоевский воспринимал Козьму как графомана и с жаром громил его творческие изыски. Правда в последствии, после кончины К. Пруткова, Ф.М. Достоевский сам написал фельетон «Из дачных прогулок Кузьмы Пруткова и его друга», ставший последним газетным фельетоном в журналистской биографии писателя. А пока в 1863 году Ф. М. Достоевский писал в «Зимних заметках о летних впечатлениях»: «Есть у нас теперь один замечательнейший писатель, краса нашего времени, некто Козьма Прутков. Весь недостаток его состоит в непостижимой скромности: до сих пор не издал еще полного собрания своих сочинений».
Прутков — поэт, рожденный фантазией поэтов, посредник между своими литературными опекунами и читателем, основоположник словесной пародии — воспринимается как подлинное историческое лицо с оригинальной человеческой и писательской судьбой, четко очерченным характером. Вот почему он достоин жизнеописания наряду с реальными героями истории.
Козьма Прутков «появился на свет» с полной биографией, родственниками и даже должностью «по министерству финансов». События его жизни были описаны в книге «Биографические сведения о Козьме Пруткове». Из произведения читатели узнали, что один из самых популярных писателей второй половины XIX века больше 40 лет пробыл государственным служащим и около пяти лет писал книги. «Замечательные дарования драматического творчества» якобы разглядели в служащем Пробирной Палатки братья Жемчужниковы и Алексей Толстой. При их одобрении и поддержке начинающий писатель и «создал» свое первое творение.
Кстати, современный читатель вряд ли знает, что такое Пробирная палата.
Пробирная палата, занимавшаяся управлением пробирного контроля, проверкой на соответствие стандартам, существовало реально, занимала здание в Петербурге, на углу канала Грибоедова, с окнами на Казанскую улицу, дом 28. Памятник архитектуры, построенный в 1773 году, к сожалению, не сохранившийся до наших дней, причем уничтоженное совсем недавно. Здание Пробирной палаты, в которой Козьма Прутков верой и правдой прослужил ровно 40 лет, было снесено в феврале 2008 года ряди строительства пятизвездочной гостиницы. Увидь это Козьма Петрович, наверняка бы вспомнил свой же афоризм – «бывает, что усердие превозмогает и рассудок». Непосредственно этому учреждению посвящены строки:
Предсмертное
Вот час последних сил упадка
От органических причин…
Прости, Пробирная палатка,
Где я снискал высокий чин,
Но музы не отверг объятий
Среди мне вверенных занятий!
1884
Полное собрание сочинений К. Пруткова было издано только через тридцать лет, хотя оно анонсировалось и при публикации «Пуха и перьев» в «Свистке», и в некрологе 1863 года, и видные писатели говорили о необходимости его выпуска. Выпущенное небольшим тиражом в 600 экземпляров, оно сразу разошлось, и в следующем году было переиздано в 2000 экземпляров. С тех пор оно постоянно переиздавалось. В 1916 году вышло двенадцатое издание. В советские годы много раз издавались собрания сочинений Козьмы Пруткова, дополненные материалами, не входившими в дореволюционные издания.
Со времени первого собрания сочинений слава Козьмы Пруткова стала нерушимой. Козьма Прутков вошел в обиход русского читателя, завоевал репутацию классика без всякой критической указки, ибо ни один сколько-нибудь значительный русский критик не писал о нем. Особенно известны афоризмы Козьмы Пруткова. Они постоянно цитируются и многие употребляются как пословицы.
Если на клетке слона прочтешь надпись «буйвол», не верь глазам своим.
Бди!
Полезнее пройти путь жизни, чем всю вселенную.
Никто не обнимет необъятного.
Если хочешь быть счастливым, будь им.
Если хочешь быть красивым, поступи в гусары.
Усердие всё превозмогает!  Лучше скажи мало, но хорошо.
Гони любовь хоть в дверь, она влетит в окно.
Человек раздвоен снизу, а не сверху — для того, что две опоры надежнее одной
Глядя на мир, нельзя не удивляться
Что скажут о тебе другие, коли ты сам о себе ничего сказать не можешь?
Единожды солгавши, кто тебе поверит?
И устрица имеет врагов!
Специалист подобен флюсу: полнота его односторонняя.
Многие люди подобны колбасам: чем их начинят, то и носят в себе

       Козьма Прутков был задуман прежде всего, как поэт. Впервые выступив под своим именем, он сразу внушил публике представление о себе как о поэте-пародисте: «Я поэт, поэт даровитый! Я в этом убедился; убедился, читая других: если они поэты, так и я тоже!..». Язвительное перо Пруткова-пародиста было направлено главным образом на тех, кто тиражировал романтические штампы. Основными объектами пародирования Пруткова были Николай Щербина, Афанасий Фет, Алексей Хомяков, Аполлон Григорьев, Яков Полонский, Иван Аксаков, Аполлон Майков, Владимир Бенедиктов. Правда досталось и Гете и Пушкину.
Предметом пародии стала знаменитая пушкинская «Черная шаль», а точнее следующий ее фрагмент:
Александр Пушкин
Черная шаль (отрывок)
…В покой отдаленный вхожу я один…
Неверную деву лобзал армянин.
Не взвидел я света; булат загремел…
Прервать поцелуя злодей не успел.
Безглавое тело я долго топтал
И молча на деву, бледнея, взирал.
Я помню моленья… текущую кровь…
Погибла гречанка, погибла любовь!
С главы ее мертвой сняв черную шаль,
Отер я безмолвно кровавую сталь…

А вот пародия Пруткова:
На мягкой кровати
Лежу я один.
В соседней палате
Кричит армянин.
Кричит он и стонет,
Красотку обняв,
И голову клонит;
Вдруг слышно: пиф-паф!..
Упала девчина
И тонет в крови…
Донской казачина
Клянется в любви…
А в небе лазурном
Трепещет луна;
И с шнуром мишурным
Лишь шапка видна.
В соседней палате
Замолк армянин.
На узкой кровати
Лежу я один.
Образ Козьмы Пруткова — воплощение тех тенденций, которые осмеивали его создатели в современной литературе.
Юмор — вот та отличительная черта, которая прежде всего связана в нашем сознании с образом Козьмы Пруткова. 

Любой жанр окрашивается под его пером в юмористические тона. Пьесы, подражания известным, а ныне иногда и забытым, поэтам, басни, мнимые переводы, афоризмы, «гисторические материалы», проекты — всё-всё вызывает у нас улыбку, а порой и восхищение отточенностью, иронией, доходящей до абсурда алогичностью авторского мышления. У Пруткова вообще много очень ярких, а главное - по-прежнему актуальных высказываний и афоризмов. Одним из них и завершим рассказ о нем: «Нет на свете государства свободнее нашего, которое, наслаждаясь наличием либеральных политическими учреждений, повинуется вместе с тем малейшему указанию свыше».

   Приходите в Центральную библиотеку им.А.С.Пушкина за книгами Козьмы Пруткова:

Козьма Прутков Полное собрание сочинений / Козьма Прутков; Вступит. ст., подготовка текста и примеч. Б. Я. Бухштаба. - 2-е изд. - Москва; Л.: Советский писатель, 1965. - 478 с. - (Библиотека поэта. Большая серия).

Козьма Прутков Сочинения / Козьма Прутков. - Москва: АСТ, 2001. - 510 с. - (Афоризмы. Максимы. Мысли).

Козьма Прутков Сочинения Козьмы Пруткова / Козьма Прутков; [предисл. Ф. Кривина; примеч. А. Бабореко]. - Москва: Художественная литература, 1987. - 335 с. - (Классики и современники. Русская классическая литература).
Козьма Прутков Сочинения Козьмы Пруткова / Козьма Прутков; [вступительная статья В. Сквозникова; комментарии А. Бабореко; художник К. Куксо]. - Минск: Народная Асвета, 1987.
Козьма Прутков Сочинения Козьмы Пруткова / Козьма Прутков; [сост., вступ. ст., коммент. Вл. Новикова]. - Москва: Книга, 1986. - 414 с.: ил.
Козьма Прутков Сочинения Козьмы Пруткова / [вступ. ст. В. Сквозникова; коммент. А. Баборенко; ил. Н. Кузьмина]. - Москва: Правда, 1986. - 416 с.: ил.
Козьма Прутков Сочинения Козьмы Пруткова / Козьма Прутков; [вступ. ст. В. Сквозникова; коммент. А. Бабореко; ил. Н. Кузьмина]. - Москва: Правда, 1983. - 416 с.: ил. - Библиогр. в примеч.: с. 408-410. - 1.40 р.
Козьма Прутков Сочинения Козьмы Пруткова / Козьма Прутков; сост., авт. предисл., авт. примеч. Д. А. Жуков; рис. Н. В. Кузьмина. - Москва: Детская литература, 1983. - 304 с.: ил. - (Для старшего школьного возраста).
Козьма Прутков Сочинения Козьмы Пруткова / Козьма Прутков; [сост. и послесл. Д. А. Жукова; примеч. А. К. Бабореко; оформ. В. В. Вагина]. - Москва: Советская Россия, 1981. - 304 с.
Козьма Прутков Досуги и пух и перья: мысли и афоризмы / Козьма Прутков. - Москва: Комсомольская правда, 2006. - 275 с.: ил. - (Библиотека на все времена. XIX век).

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...