воскресенье, 1 апреля 2018 г.

Стихи о птицах уральских авторов-2


Сегодня, в День птиц, продолжаем знакомиться со стихами о птицах поэтов, связанных с Уралом, для детей.
Стихи расположены в алфавите авторов.

Часть 2: Р – Я

Лев Рахлис (Челябинск):

Ворона
Ворона села на кар-низ
И посмотрела сверху вниз.
Шёл кар-рапуз.
В руке кор-зинка.
В кор-зинке
Кар-равай, кар-тинка,
Кар-тонка, краски,
Кар-рандаш –
Вот, кажется,
И весь багаж.
Была ворона голодна.
Вот что придумала она.
Оставив позади кар-низ,
Стрелою полетела вниз.
- Ну, кар-рапузик, не зевай!
И потащила кар-равай.
Тут кар-рапуз, конечно, понял,
Что кар-равай он проворонил.


Ты о чем стучишь, приятель?
- Ты о чем стучишь,
Приятель? -
Дятла
Спрашивает
Дятел.
- Я о том, дружок,
Стучу,
Что жучка поймать
Хочу.
- А жучок?
- А что жучок?
Я стучу,
А он -
Молчок.

Как идут Гусята
Как идут
За Гусаком
И Гусыней
Вечерком
Или на рассвете
Гусинные
Дети?
Ну, во-первых,
Босиком,
Во-вторых,
Идут
Гуськом
И вразвалку,
В-третьих.

Алексей Решетов (Березники):

Иволга
Хворое солнышко еле встает,
Пасмурно в роще, но кто-то поет.
Иволга! Иволга!
Только они
Свищут в такие ненастные дни.

Кожей гусиной покрылась река,
Дробью свинцовой стучат облака,
Ветер играет пеньковым гнездом –
Маленькой иволге все нипочем!

– Фиу! – И дождь присмирел, перестал.
  Лиу! – И плес хрусталем заблистал.
– Фитиу-лиу! – И в мире светло, ­–
Иволга знает свое ремесло!

* * *
Прозрачен купол небосвода.
Леса окрестные цветут.
Откуда жалоба удода:
Тут худо, худо, худо тут!

Быть может, семечком несладким
Он опалил свое нутро
Или мальчишка из рогатки
Переломил ему крыло.

Но справедливая природа
В саму себя не влюблена.
И, словно вещего юрода,
Удода слушает она.

Владимир Суслов (Челябинск):

Воробей
Скрипит снежок на улице,
Мороз стучится в дом.
И воробей ссутулился
На ветке за окном.
Чирикнет и кивнёт в окно,
Что надо? Не пойму...
Наверно, очень холодно
Без валенок ему.

Утята
Вперёд пушистой грудкой
По ниточке прямой
За важной мамой-уткой
Утята шли домой.
И ни один из десяти
Не сбился с верного пути.

Людмила Татьяничева (Челябинск):

Синица
Ко мне прилетает синица.
И сразу расходится мгла.
Спасибо, весёлая птица,
Что море зарёй подожгла!

Как в детской доверчивой сказке,
Волна догоняет волну.
Рассвета багряные краски,
Тускнея, уходят ко дну.

Рассвет по-декабрьски короткий,
Как полдня высокого тень.
Люблю я задумчиво-кроткий
Работой наполненный день!

Хотя он недолго продлится,
А ночь мне покажется с год,
Я знаю, что снова синица
Зарёй это море зажжёт!


Зинзивер
Птичка-невеличка
Прилетела в сквер.
Шустрая синичка
Зовётся Зинзивер.

С ней рядом воронёнок
Велик, как Гулливер.
Что стоит воронёнок
В сравненьи с Зинзивер!

Поёт с утра до ночи,
И слушает весь сквер
Хрустальный колокольчик:
– Зин-зи-вер!
– Зин-зи-вер!

Снегири
Зарумянились кустарники
Не от утренней зари.
Это красные фонарики
Засветили снегири.

Чистят пёрышки пунцовые,
Воду пьют из родника.
Переливы бубенцовые
Мне слышны издалека.

Клёст
- Купи мне, дедушка, клеста.
Купи, пожалуйста.
- А где же клёст твой будет жить?
-Могу я клетку смастерить!
Склонился мальчик над столом –
И вот готов уж птичий дом.

- Купи мне, дедушка, клеста.
Купи, пожалуйста.
- А чем клеста накормишь ты?
- Лес от посёлка – полверсты!
Еловых шишек два мешка
Привёз мальчонка из леска.
- Купи мне, дедушка, клеста!
- Теперь, пожалуйста!

Скворчата
У скворчихи и скворца
Появились три птенца.
Добрый майский ветерок
Им проклюнуться помог.

Зазвенели птенчики
Звонко, как бубенчики.
К ним в скворечню
Сквозь оконце
Смотрит ласковое солнце.

А скворчиха со скворцом
В них души не чают.
С озабоченным лицом
Корм весь день таскают,

Носят вдоволь им червей,
Комаров и мошек,
Чтобы трёх богатырей
Вырастить из крошек.

Чтоб они весь шар земной
Облететь сумели
И на родину домой
Первыми летели.

Как наступит время спать,
Говорит скворчиха-мать:
- Засыпайте, скворчики,
Бросьте разговорчики!

Светят звёзды. Всюду тихо.
Спит вполглаза мать-скворчиха.
Спит и видит:
По дорожке,
Затаясь, крадутся кошки.

Точат кошки коготки…
Только лапы коротки!

Лесной врач
Не вскинуть ёлочке ветвей.
Гнетёт её недуг.
И вот спешит на помощь к ней
Известный врач-хирург.

Зовётся дятлом он у нас.
Весь лес – его друзья.
А сколько он деревьев спас –
И сосчитать нельзя!

На дятле глаженый халат
И красный колпачок.
Сказал он ёлке:
- Виноват, -
И сел к ней на сучок.

- Сейчас узнаем твой недуг
И в чём его секрет…
Всего скорее – это жук,
Коварный короед!

Как все бывалые врачи,
Ведёт осмотр хирург.
То здесь, то там он постучит,
То лоб нахмурит вдруг.

- Итак, сомнений больше нет.
Причина хвори – короед!

Я оперировать готов.
Мой клюв остёр, как нож.
Не бойся, дочка, проживёшь
Ты до трёхсот годов.

А короед, он был – и нет.
Мы удалим его в момент!
Расправиться недолго с ним –
Вот только корку продолбим.

…От хвори ёлка спасена.
У ёлки чудный вид.
И дятлу говорит она:
– Спасибо, Айболит!

Я выпускаю снегиря
Глухаркой огненной заря
Сидит на влажной ветке.
Я выпускаю снегиря:
Он не прижился в клетке!

Был корм, как с царского стола,
И, как для Гулливера,
Ему построена была
Огромная вольера.

Но вопреки всем словарям
И поправляя Брема,
Снегирь со страстью бунтаря
Крушил неволи бремя.

Свой клюв воинственно раскрыв,
Крылом о прутья бился.
На подношенья и дары
Презрительно косился.

Ни звука мне не говоря,
Сидел в углу, набычась.
Я выпускаю снегиря,
В нём уважая личность.

Северные гости
Мороз двадцатиградусный –
От снега всё бело.
А чиж смеётся радостно:
- Ну, до чего ж тепло!

С чижом вполне согласен
И северянин щур:
- Да, климат здесь прекрасен,
Но… мягок чересчур!

Красавица чечётка
Сказала снегирям:
- Челябинск не Чукотка,
Такую б зиму нам!

Пернатым очень трудно
У нас среди зимы,
А на Урале чудно
Перезимуем мы!

Мороз скрипит от злости:
- Ужо я вам задам!
Но северные гости
Порхают по лесам.

Поют, не унывают,
Лишь скажут иногда:
- Такие ли бывают
На свете холода…

* * *
По весне
До самого рассвета
Соловьи залетные не спят.
Все поют...
А как настанет лето
Молчаливо ростят соловьят.
Сколько им таланта и раденья
Надо, чтоб из робкого птенца
Вышел мастер колдовского пенья,
Песнями пленяющий сердца!

Евгения Трутнева (Пермь):

Огоньки-снегири
Откуда в дремучем лесу
Огоньки?
Садятся на ветки,
На снег, на сучки.

Что ж ветки
От тех огоньков не горят?
Не тает нисколько
Их снежный наряд.

То с ветки сосновой,
То с елки мохнатой
Вспорхнет огонек
Красногрудый, крылатый.

В беретиках черных
И с грудкой румяной
Летают их стайки
Над снежной поляной.

В репьях над снегами -
Для них семена.
В морозном и снежном лесу -
Тишина!

Пощиплют репьев
И щебечут на ветках
О новых полетах
И новых разведках.

Всю зиму, весь день,
От зари до зари,
Летают в лесу
Огоньки-снегири.

Скворцы
С крыльцом и с окошком
Забавный домишко:
На тонком шесте
Без сучков и ветвей
В домишке скворцов
Зимовал воробьишка
С женой-воробьихой,
Подружкой своей.

В скворечне всй было
Спокойно и тихо.
Её квартиранты не ждали беду.
И вдруг возвратились
Скворец и скворчиха –
Хозяева дома,
К родному гнезду.

Слыхали берёзы,
Слыхали черешни,
Как спорил скворец
С драчуном-воробьём.
Слетали пушинки
С крылечка скворечни,
И хлопали крылья
Над птичьим жильём.

С победною песней,
С весёлым задором
Скворец это раннее утро
Встречал.
Синицы, малиновки
Вторили хором,
Один воробьишка
Сердито молчал.

Берёзы, как в праздник,
Серёжки надели.
Цвести и расти
Собралась бузина.
Куда же, скворцы,
Воробьишек вы дели?
Да вон они!
Снова в гнезде у окна…

Птичий дозор
Почему в таком испуге
Замер наш весёлый сад?
В ветках прячутся пичуги,
Притаились и молчат.

Певчий дрозд в кустах не свищет,
Нет малиновок в гнезде,
Сойка червяков не ищет,
Тихо чиж сидит в гнезде.

Кто летает над рябиной?
Шеей кто вертит змеиной,
Смотрит зло и зорко так?
Это ястреб – птичий враг.

В гуще сада на берёзке
Ветка дрогнула слегка, —
Там таится горихвостка
Под листком от ястребка.

Ястреб когти выпускает…
Ворон каркает: «Держи-и!»
Вдруг не два, не три, а стая –
Мчатся к ястребу стрижи!

Щиплют, дёргают за крылья,
Тянут перья из хвоста!
Ястреб мечется в бессилье, -
Писк, и визг, и суета!

Улетает гость незваный,
Хищник злой, разбойник, вор.
Хорошо с такой охраной!
Вот так маленький дозор!

Лесной доктор
Клювом кто в сосну стучит,
Продырявил кору-щит?
Верно, хочет погубить,
Если начал так долбить?

Это дятел, доктор-птица, -
Надо сосенке лечиться.
Небольшой у дятла рост,
Оперся на крепкий хвост,
Сел на ствол, ударил клювом
И долбил, стучал до звёзд.

Все жуки, как из норы,
Поползли из-под коры.
«Вот они - твои болезни!
- Дятел говорит сосне.
- Чтоб они опять не влезли,
Прилетать придётся мне».

Стало дерево здоровым –
Нет ни ранки на коре.
Стой, расти в лесу сосновом,
Летней радуйся поре.

Воробей
Озяб воробейка, промерз до костей
Повсюду сугробы да лёд.
Ну, где же весна?
Ни послов, ни вестей
Зимовщикам-птицам не шлёт.

Сидит воробейка в скворечне скворца,
Ни в сад, ни во двор не летит.
Мороз да метели! Не видно конца!
На них воробьишка сердит.

А солнечный зайчик к нему на порог.
-Ты где, удалец - молодец?
Зима миновала, прошел её срок,
Морозам и вьюгам конец.

- Чирик! - закричал воробей. - Чик-чирик!
Зима холодна и темна.
Конечно, к холодной зиме я привык,
Но как хорошо, что весна!

Вестники весны
Чуть весна в окошко глянула,
Чуть ступила на порог,
Утром солнышко румяное
Озарило сто дорог.

И никем они не меряны
По просторам голубым.
Кто же это так уверенно
Путешествует по ним?

Это всё путями скорыми
Мчатся вестники весны –
Им ни рельсы с семафорами,
Ни билеты не нужны.

Крылья в воздухе полощутся,
Слышны чьи-то голоса…
Ждут гостей луга и рощицы,
Ждут своих певцов луга.

Галка
Скоком-боком, боком-скоком
Ходит галка мимо окон.
Ветром вся- вся взъерошена,
Снегом запорошена.

Тяжелы, мохнаты
Провода-канаты.
Каждый звОнок, как струна;
Загудела вся страна.

Сразу градусник отметил –
Прилетел морозный ветер:
Между черточек и точек
Синий столбик стал короче.

Зимние гости
И кружится и стелется,
По улице метелица!
А птицам каково?
Жуланы-красногрудки
Не завтракали сутки,
Не ели ничего!

Мы к липам на верхушки
Приладили кормушки, -
У нас гостей полно!
Слетелись свиристели,
Чечётки прилетели –
Весь день клюют зерно!

Ласточка
Над окошком белой хатки
Гнездышко - домишко было-
Это ласточка касатка
Для себя его слепила.

Чуть повеет ветер внешний,
Чуть сбежит снежок ручьями,
У окошка под черешней
Дети ласточку встречали.

Белогрудка щебетала
О краях с всегдашнем летом,
А черешня расцветала,
Покрывалась белым светом.

Из-за моря-океана
Под знакомые черешни
Прилетела утром ранним
Ласточка порою вешней.

Но ни гнездышка, ни хатки
Не нашла на прежнем месте.
Ветер ей шепнул украдкой
Страшные, плохие вести:

Что враги спалили хату,
Что черешню поломали,
Что знакомые ребята
В интернате на Урале.

Улетая без оглядки
Дальше от родного края,
Ветру крикнула касатка:
«Я сюда вернусь, я знаю!»

И опять порою вешней
Из-за моря-океана
Прилетела под черешни
Ясным утром рано-рано.

Никогда на белом свете
Вешней ласточке касатке
Так не радовались дети,
Как весной в той белой хатке.

Сколько зерен, сколько крошек
Сыплют ей на подоконник!
На лужайке у окошка
Расцветает снова донник.

И опять в гнезде у окон
Ласточка весь день щебечет.
И черешня новым соком
Ветки сломленные лечит.

Птичьи песни
«Тиу-у... фьють...» - кусты запели.
«Фью-ю... тюрли...» - ответил клен.
Это птичьих песен трели –
Щебет, свист со всех сторон.

И, пока прозрачный вечер
В поздний час не настает,
Точно каждый лист щебечет –
Столько птиц в саду поет!

Кто длинней, кто покороче
Свищут песенки свои.
И без ладу что есть мочи
Раскричались воробьи.

Раскричались воробьишки.
Сад на ярмарку похож.
Крик и спор без передышки,
А о чем - и не поймешь.

Соловей
Ходят-бродят сны в саду.
Гаснет зорька. Полночь скоро.
Спит черемуха в цвету.
Спят рябины у забора.

Спят малиновки, чижи,
Крепко спят певуньи-птицы,
Острокрылые стрижи,
Суетливые синицы.

Лёг, притих в густой траве
Непоседа ветер вешний.
Тонкий месяц в синеве
Кажет рожки над скворешней.

Не шелохнутся цветы,
Ходят тени под рябиной,
И заслушались цветы
Звонкой песней соловьиной.

Евгений Фейерабенд (Екатеринбург):

Зарянка
Росной тропинкою
В сад спозаранку
Выйду –
И радость охватит меня:
Как заливается
Птичка зарянка –
Первая вестница
Нового дня!

Липы и ясени
Слушают чутко:
Солнце все выше.
Но ты посмотри:
Так и остался
У птички на грудке
Тёплый,
Оранжевый
Отсвет зари!

Зяблик
Нет, не любит зяблик
Пасмурные дни.
Он без солнца зябнет,
Он грустит в тени.
Птичке светлый лучик —
Самый лучший друг.
Солнышко за тучу,
Зяблик смолкнет вдруг.
А как выйдет солнце
В голубой просвет —
Зяблик распоётся,
Передышки нет!
Он головку вскинет,
Глянет в высоту.
Красным,
Белым,
Синим
Вспыхнет на свету.
И поёт от счастья
Радостен и смел.
Солнышко, не прячься,
Чтобы зяблик пел!

Кедровка
Давно это было.
Кедровка
По лесу в осенние дни
Летала и прятала ловко
Орехи под старые пни.

Порой замирая,
С опаской
Она озиралась вокруг,
Чтоб белки не съели запасов,
Чтоб их не украл бурундук.

Но вот уже место узнай-ка,
Всё снегом укрыла зима.
И, может о складе хозяйка
Давно позабыла сама.

Ведь зимние птичьи кочевки
По снежной тайге – далеки.
Но выдали тайны кедровки
Взошедшие в мае ростки.

И корни впиваются в недра,
И хвоя пышней и пышней.
И новые стройные кедры,
Встают молодецки у пней.

Из каждой укромной кладовки
Они появились на свет
А той работящей кедровки
На свете давно уже нет.

И песня ее отзвучала
Наверно, полвека назад.
Но здешнего леса начало –
Старинный ореховый клад.

И кедры – зеленые вышки –
Хотят облака подпереть.
И белки срывают там шишки
И кормится бурый медведь.

В ветвях с небывалой сноровкой
Он лазает целые дни.
А с кедров слетают кедровки,
И что-то всё прячут они…

Клесты
От мороза воют волки.
Гнёзда с осени пусты.
Но птенцов на старой ёлке
В стужу вывели клесты.

Пар струится над гнездом,
Над еловой лапой…
Детвору своим теплом
Греют мама с папой.

Пролетят ворона с галкой,
Ахнут:
Холод лютый!
Вот закалка так закалка
У таких малюток!..

Из берлоги глянет мишка:
Начинается весна.
А подросшие малышки
Шелушат на ёлках шишки —
Добывают семена.

Птицы вьют повсюду гнёзда.
Сколько шума, суеты!
Вы взялись за дело поздно!
Удивляются клесты.

Затаясь, на гнёзда сядут
Птицы в зарослях лесных.
А клестам сидеть не надо:
Дети взрослые у них!

Свиристель
В саду свистит знакомо
Осенний свиристель.
У этой птицы дома
Давно метёт метель.

Он прилетел оттуда,
Где всё белым-бело-
Всю ягодную тундру
Снегами замело.

И гроздья ягод ярких
У нас он видеть рад:
Рябина и боярка
Как зарево горят.

Ой, тут живут богато,
Всего позапасли!
Зачем летят куда-то
Отсюда журавли?

И он поёт, и снова,
Дивясь, глядит вокруг…
Ведь здешний край суровый
Для этой птицы - юг.

Соловей
Так и сыплет, сыплет с берега
Серебром в лесную тишь.
Сам он маленький и серенький –
В кустах не разглядишь.
Только песня
Во все стороны –
Как звон от родника!
У певца –
Ни фрака чёрного,
Ни шпор,
Ни хохолка.
Ни хвоста серпом,
Ни мантии,
Что огнём струится с плеч…
Все так просто –
Чтоб внимания
От песни не отвлечь!

Лесной врач.
У деревьев нет больницы,
Их на месте лечат птицы.
А без птиц бы им — хоть плачь!
Пестрый дятел — главный врач.

Сядет он на сук сосны:
— Вы, наверняка, больны...
И в ответ вздохнет сосна:
— Я совсем лишилась сна!

Ломит тело у меня,
Жжет болезнь сильней огня!..
Скажет лекарь в шапке красной:
— Да, у вас недуг опасный.

Под корою червь ползет,
День и ночь он вас грызет...
Вам, высокая сосна,
Операция нужна.

Я сейчас же острым клювом
Ствол смолистый продолблю вам
И, как надобно врачу,
Древоточца проглочу!

Весенний скворец
Еще земля
Покрыта коркой льдистою,
А на столбе
Взъерошенный скворец
Защебетал, запел,
Пошел высвистывать,
Российских весен
Преданный певец.

За кучей дел,
За стоном зимних вьюг
О нем едва ли
Вспоминали часто мы.
А он все помнил!
Сразу бросил юг,
И полетел —
В родной весне
Участвовать.

И северянам нет его милей
За то, что прилетел из-за морей,
От пальм, от роз — сюда,
Где над проталиной
Своим теплом
Скворешню обогрей
И жди, чтобы земля
Совсем оттаяла.

И он сидит,
Счастливый,
На столбе,
Сидит —
Дивится собственной судьбе,
Заслуженному чуду возвращения,
И весь поет
О мире, о себе,
Как требует того
Душа весенняя.

Вовсю поет
Взъерошенный скворец
О том, что у разлуки есть конец,
Что если захотеть —
Мечта сбывается!
Пришла весна —
И ей не прекословь!

Свистит скворец,
Щебечет,
Заливается,
Звенит,
С весною нераздельно слит,
Как с сердцем слита
Первая любовь,
Которая вовек
Не забывается.

Птицам — спасибо!
Тучам свободным
И ветру под стать
Мчатся крылатые стаи.
Стал человек о полёте мечтать,
Видя, как птицы летают.

Сам рукотворные крылья простёр,
Чудо-моторы построил,
Птиц изумил — и небесный простор
Чуть не до Солнца освоил.

Вот и познал
Над пространствами власть
И превратился в пилота.
А не забыто,
С чего началась
Радость и дерзость
Полёта.

Если б не птицы,
То, может, и знать
Этого мы не могли бы.
Птицы людей научили летать,
Птицам за это
Спасибо!

Птичий базар
С утра до заката,
В великом азарте,
Торгуются чайки
На птичьем базаре.

Кричат на утёсах,
На каждом уступе,
Никак не желают
Пойти на уступки.

Торгуются чайки,
Волнуясь и споря…
Да, нету цены ему —
Синему морю!

Орлиная стража
Птицы очень удивились,
Был большой переполох:
— Появились, появились
Квартиранты у орлов!..

Свищут сойки,
Шепчут совы,
И скворец заговорил,
Что в стене гнезда большого
Кто-то маленькое свил.

Пролетал там быстрый стриж,
Разглядел, что это — чиж!
Стонет чайка, плачет галка:
— Ах, чижа-бедняжку жалко!
Пропадёт он всё равно
И с чижихой заодно!..

Утки, лебеди и гуси,
Пролетая там, дрожат.
А вот чижики не трусят,
Даже вывели чижат.

Чижик скачет, веселится
У орлиного гнезда
Рядом коршун не селится,
Ястреб клювом не грозится,
Все большие злые птицы
Улетели кто куда.
И сычи, и вороны
Разлетелись в стороны!

А чижей орёл с орлицей
Не ловили никогда.
Не обидят мелких птах!
Чиж поёт и веселится,
Так и пляшет на кустах!
Птичка крошечного роста,
А послушайте чижа —
Об орлах он судит просто:
— Это наши сторожа!..

Вот так дом!
На утёсе на крутом
Кто построил
Этот дом?
Что за работяга?
Это птица гага.
Место выбрала
Повыше.
А в дому —
Ни стен, ни крыши,
Только пол из пуха.
Ладно, если сухо!
Ну, а если
Дождик льёт?
Ну, а если
Ветер бьёт?
Жалко мне беднягу
Гагу-работягу!

Ласточкина хатка
На карнизе гладком —
Домик в вышине.
Ласточкина хатка —
Шарик на стене.
Из речного ила
Птичка дом слепила.
Этот дом не одинок,
Рядом — целый городок.
Сколько ласточек-подруг,
Столько домиков вокруг.
В этих домиках круглы
Крыши, стены и полы.
Видно, ласточки не ставят
Малышей своих в углы!

Дозорная
Сорока
Следит за порядком в лесу.
С высокой осины
Заметит лису,
Что тенью бесшумной
Скользит
Сквозь кусты,-
И, как пулемёт,
Затрещит с высоты:
— Куда ты крадёшься,
Злодейка? Куда?
Эй, птицы лесные!
Грозит вам беда!
И враз на лисицу
Бросаются все,
И с армией птичьей
Не сладить лисе!
К норе своей тёмной,
В глубокий овраг,
С позором бежит
Перепуганный враг.

Пешим ходом
Осень. Листья шелестят.
Яблок стук.
Гуси-лебеди летят.
Путь — на юг.
А с пригорка,
Там, где трав
Карусель,
Смотрит, голову задрав,
Коростель.
Поглядел — и крикнул вдруг:
В добрый час!
Как притопаю на юг —
Встречу вас…
И гогочет хор в ответ:
— Свет не мил?
Хочет в Африку, а нет
В крыльях сил!
Поглядел он птицам вслед
И — пешком,
Будто странник давних лет
С посошком.
В росных травах над рекой
Шёл в лугах.
В крыльях — силы никакой,
Вся — в ногах.
Коростель и сквозь леса
Прошагал,
Где охотились лиса
И шакал.
Встретил в Африке гусей,
Лебедей.
Говорили они все:
— Чудодей!..
Спорят лебедь и гусак
С журавлём,
Судят-рядят так и сяк,
Всё о нём.
Изумил, как видно, их
Коростель.
— Как добился он таких
Скоростей?
Не ракета — топ да топ,
С виду прост.
Как он в море не утоп —
Вот вопрос!

Будильник
Люди в гости приходили —
Любовались на будильник.
Видом он хорош и ходом!
И прошло четыре года,
Как будильник я завёл —
Он ни разу не подвёл.

Знаменит во всем селе,
Не стоит он на столе —
Под навесом, на насесте,
Дремлет с курицами вместе.
Утром гаркнет из-под крыши —
Сразу все его услышат.

Так будильник громко грянет —
Весь народ в округе встанет!
Солнце всходит,
Ночь прошла,
Принимайтесь за дела!..

Ефим Ховив (Челябинск):

Дятел
— Старый дятел,
Старый дятел,
Ты, наверно,
Просто спятил.
В январе
На заре
Что стучишь ты
По коре?
Только слышится
Вокруг: Тук-тук!
Тук-тук!
Отвечает
Старый дятел:
Я, дружок,
Совсем не спятил.
Я стучу — не молчу,
Потому что
Есть хочу.
Под корой
Еду ищу.
Хочешь —
Мошкой угощу?

Елена Хоринская (Екатеринбург):

Воробьи
Мы пускали корабли,
Прилетели воробьи.
Сели. Смотрят на ручьи.
И кричат:
—Вы чьи? Вы чьи?

Не мешайте, воробьи,
Отправлять нам корабли!
Посмотрите, наш линкор
Мчится в море на простор.

Наш отважный ледокол
Между льдинами прошёл,
У него теперь соседи
Только белые медведи,

Машут лапами, рычат…
Воробьи опять кричат:
—Здесь не море, а ручьи!
Чик-чирик! Вы чьи? Вы чьи?

Не мешайте, воробьи,
Отправлять нам корабли!
Это море, не ручьи,
Что пристали? «Чьи да чьи?»
Мамины да папины,
А больше ничьи!

Журавушки
Над полями в небе синем
Журавли летят опять…
Хорошо и мне бы с ними
Хоть немного полетать!

Вот они летят над домом,
Над просторами полей,
Слышу в небе крик знакомый,
Провожаю журавлей:

— До свиданья, журавли!
Как вы лето провели?
Над полями в небе синем
Журавли летят на юг…
Нет на юге стужи зимней,
Ни морозов и ни вьюг.

Я успел рукой махнуть,
Закричал:
— Счастливый путь!
А когда уйдут туманы
И умчится снег с полей,
Выйду, сяду на поляну,
Буду ждать я журавлей,—
Всё равно в наш край лесной
Прилетят они весной!

Людмила Чиркова (Миасс):

Чайка
Чайка вороватая налетела с ходу,
Рядом с рыболовом рассекает воду.
Задарма ей славненько рыбой поживиться,
Вздорно накричавшись, снова приводниться.

Потрудись-ка, милая, поныряй в охотку
И оставь в покое рыбака и лодку.
У него рыбёшки на сегодня мало,
На уху лишь хватит… Ты ещё пристала!

Николай Шилов (Челябинск):

Одинокая Сорока
На сосне сидит Сорока,
Ей сегодня одиноко.
Почему-то нет подруг,
Только снег да снег вокруг.
Не летается, не стрекочется,
Жить-то даже на свете не хочется.
Посиди-ка один, да не в городе,
А в лесу, среди веток, на холоде.

Воронья ворчалка
Как тр-рудно
Стар-рой птице
Пр-рожить
И пр-рокор-рмиться.
Отыщешь, скажем,
Хлебца,
Так не дают
Наесться.
То вор-робьи,
То кошки
Р-растащат
Всё до кр-рошки,
А я опять —
Вор-рона -
Без булки,
Без батона.
И так обидно,
Пр-росто жуть...
Пошлите сыр-pa кто-нибудь!

Все не
Воробей,
Воробей,
Ты из лужицы
НЕ пей,
Из подсолнуха
НЕ клюй,
Во все стороны
НЕ плюй,
На дороге
НЕ скачи,
Клювом в окна
НЕ стучи,
Возле кошек
НЕ садись,
Со скворцами
НЕ дерись.
Если выполнишь
Все НЕ,
Будешь правильным
Вполне.
Только правильных
Зануд
Воробьями
НЕ зовут.

Гусак
Господин Гусак,
Простите,
Вы зачем на всех
Шипите?
Это не годится,
Как никак
Вы -
Птица.
Вам гораздо лучше
Петь,
Чем сердиться
И шипеть!

Петушок
Нет у Пети-Петушка
Ни подружки,
Ни дружка,
Потому что
Петушок
Хоть кого
Повергнет
В шок.
То буянит,
То поёт,
То прохода
Не даёт.
А ведь в детстве
Петя
Был, как все
На свете,
Добрым
И пушистым,
А не петушистым.

Северина Школьникова (Челябинск):

Воробышки
Серые воробышки
Распушили пёрышки,
Все молоденькие,
Желторотенькие!
На заборе сели в ряд,
Очень зёрнышек хотят.
Был бы хлеб, была бы каша –
Никакой мороз не страшен,
Как бы ни был сердит,
Коль воробышек сыт.

Хитрая сорока
С сосны на березу,
С березы на ёлку
Сорока за нами
Летит втихомолку.

Мы ей на пенёк
Положили печенье.
Молча она
Унесла угощенье,
И снова летает
За нами бочком.

Ну что ж ты, сорока,
Молчком да молчком?
Смотрит на нас
Хитровато сорока:
– От крика, скажите-ка,
Много ли прока?

Если тебя угощают –
Об этом
Зачем же разбалтывать
Целому свету?

Свиристели
Наконец-то свиристели
За окном засвиристели!
Через бури и метели
Прилетели, прилетели!
Как люблю я, чтоб за окнами,
За узорчатыми стеклами,
На рябине, на боярке
В платьях сереньких, неярких
Птицы лёгкие сидели!
Чтоб чуть слышно, еле-еле,
Как далёкие свирели,
Свиристели свиристели!

Синица весну почуяла
Ещё медведю снится сон
Всего второй,
А уж в лесу весенний звон
Наперебой.

А всё синицы — дал январь
Денёк тепла,
А в их синичий календарь
Весна пришла!

«Тёх-пинь, ура! Тёх-пинь, ура!» —
Звенит весь бор,
Затеял спевку в нём с утра
Синичий хор.

Кружат синицы первый вальс.
А за кустом
Лежит февраль, как снежный барс,
И бьёт хвостом.

Лежит, прижмурившись, когтист,
Вострит клыки:
«Я вам припомню этот свист,
Озорники!

Как выгну спину я дугой
Да зарычу!
Да как метелью и пургой
Вас закручу!»

А те смеются: «Ну и ну!
Ворчишь на нас,
А мы почуяли весну,
И весь наш сказ!

Не запугаешь вьюгой злой —
Придёт весна!
Вон за косматой за спиной
Твоей — видна!»

Вороний прогноз
Ни бури, ни метели
Не предвещал прогноз.
В эфир слова летели,
Что «ясно» и «мороз».

Но чуя сердцем вещим
Погоды поворот,
Слеталась в парк под вечер
Тьма-тьмущая ворон.

Повисли черным кружевом
Над тишиной аллей,
Приветствовали дружески
Знакомых и друзей:

«Пррривет, пррривет, Каррркуша!»
«Скрррипишь еще, Карррлуша?»
И в этой перекличке
Тотчас же утонул
И грохот электрички,
И близких МАЗов гул.

Но, торопясь по парку,
Бросал прохожий взгляд:
«Ох, не к добру раскаркались!
С чего они галдят?»

Но вот на крепких сучьях
По пять, по семь, по десять
Осели птичьи тучи —
Плотней, поближе, вместе!

Буран сорвался ночью
С циклоновых цепей.
Он бил, крушил, курочил
Искал, что послабей.

Ревел в пустынных улицах,
Деревья гнул, ломал,
И запоздалым путником
Как мячиком играл.

В домах ворчали люди
Под дребезжанье рам:
«А всё вороньи плутни!
Накаркали буран!»

Вихрь молодецкой грудью
Ударил по дубам,
Но только снега груды
Он сбросил к их ногам.

Тогда он всею мощью
Рванул верхушки крон,
Где прятались комочки
Прижавшихся ворон.

Птиц ледяными пальцами
Он бил, крутил, ярясь,
Но не рвалась живая
Живых с живыми связь.

В одно сливались ветви
И хрупкие тела,
И злая сила ветра
Сорвать их не смогла.

Втянули в плечи головы,
Сжимались в колобок,
А рядом был соседа
Живой и тёплый бок.

К утру устало лихо.
Пошел буран на спад.
И благодатный тихий
Начался снегопад.

Укрыл тепло вещуний.
И в эту благодать
Продрогшим и измученным
Так сладко было спать...

А сторожа на утро
Качали головой:
«Прогноз вороний мудрый
Вернее, чем людской».

Белый гусь
- Белый гусь, белый гусь,
Розовые лапы!
Отчего ты не купил
Ни плаща, ни шляпы?
Будет осень, будет дождь,
Как по улице пройдёшь?
- А мне шляпа не нужна,
Плащ не пригодится!
Капли скатятся с меня,
Как с гуся водица!

Чайки
Далёко
Прощальные крики слышны
Птиц белых
Над белою пеной волны.
Всех дальше
Они корабли провожают
И первыми
С дальнего рейса встречают,
И чаек завидев,
Гудят корабли:
«Мы дома! Мы дома!
Пришли мы! Пришли!»

Зимние гости
На светлом золоте ярки,
Среди осенних листьев
Пылают яркие флажки –
Рябиновые кисти.

И словно всплесками огня
Зимой морозной грозной
Издалека к себе манят
Рябиновые гроздья.

И вот от северных морей
И от таежных елей
Летят к ним стайки снегирей,
Хохлатых свиристелей.

И пир горой, и щебет, свист,
И кажется рябине,
Что на ветвях весенний лист,
А не мохнатый иней.

Снег и воробьи
«Таю, таю, таю, таю,
Пропадаю, пропадаю, —
Горько плакал снег на крыше,—
Хоть бы кто на помощь вышел!
Вот бы дедушка Мороз
Холодок сюда принёс!

Воробьи вы, воробьи,
Вы же ведь друзья мои,
Сколько раз на мне скакали,
Сколько раз на мне плясали!
Вы к Морозу полетите,
Вы Мороза попросите,
Чтоб он солнышко унял,
Лучше бы и вовсе снял!»

Расшумелись воробьи:
«Нет, мы не друзья твои!
На тебе мы не плясали,
А от холода скакали!
Ты морозил наши ноги,
Прятал зёрна на дороге.
Поскорее пропадай,
Тай, тай, тай, тай!»


4 комментария:

  1. О птицах много замечательных стихов! А еще 1 апреля - 90 лет со дня рождения Валентина Берестова. Посмотрите мой пост о нем в блоге "Волшебный фонарик".

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо, Ирина! Да, хороших стихов о птицах действительно много, поэтому мы взяли только стихи уральских поэтов. Обязательно почитаю Ваш пост. О Валентине Берестове в нашем блоге тоже был пост "Сокровища Валентина Берестова" http://vokrugknig.blogspot.ru/2013/04/blog-post.html

      Удалить
  2. Очень хорошие стихи! вОт бы ещё "Зимородка" фейерабендовского кто-нибудь бы выложил в Сеть...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо, Diana! Мы попробуем поискать эту книгу

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...