четверг, 30 ноября 2017 г.

Джонатану Свифту - 350

«Лечить испорченность людскую»

Замечательный англо-ирландский писатель-сатирик, публицист, поэт, автор знаменитого «Путешествие Гулливера», общественный деятель Джонатан Свифт родился 30 ноября 1667 года.
Он происходил из старинного, но обедневшего дворянского рода из графства Йорк (Ирландия). Дед-викарий во время революции был сторонником короля. Солдаты Кромвеля ограбили его дом тридцать шесть раз. Оказавшись в городе, стоявшем за роялистов, он пожертвовал на помощь королю свою жилетку, в которой были зашиты триста старинных золотых монет – немалый дар королю от бедного священника, имевшего четырнадцать детей. Революция все же состоялась, дед был арестован, а его имущество конфисковано.

Отец Свифта в семье был седьмым или восьмым сыном. Переехав в Ирландию в поисках заработка, он вскоре женился на Эрик Абигель – девушке из древнего обедневшего рода. В своей «Автобиографии» Свифт писал, что брак этот был неразумным с обеих сторон, и что он расплачивался за неразумение родителей не только во время своей учебы, но и большую часть жизни.
Однако карьеры отец не сделал и умер спустя два года в возрасте двадцати семи лет. Джонатан родился уже после его смерти.
Воспитанием мальчика занимался дядя Годвин. После школы юный Джонатан поступил в Тринити-колледж Дублинского университета, который окончил в 1686 году, получив степень бакалавра и пожизненное скептическое отношение к научным премудростям.
Судя по воспоминаниям современников и друзей, Свифт был человеком жестким, острым на язык, но при этом вызывал глубокую симпатию и уважение. Главным его наставником и работодателем был состоятельный отставной дипломат Уильям Темпл, у которого он долгие годы служил секретарем. Будучи известным эссеистом, Темпл сумел оценить незаурядный литературный талант Свифта и предоставил ему свою библиотеку и дружескую помощь в житейских делах. В это время появились первые стихи и сатирические произведения писателя.
После смерти сэра Темпла, Джонатан Свифт стал священником и получил небольшой приход в Ирландии. Позже он присоединился к консервативной политической партии Тори и, получив их поддержку, стал деканом собора Святого Патрика. Именно здесь было создано его самое известное сатирическое произведение – «Путешествия в некоторые удаленные страны мира в четырех частях: сочинение Лемюэля Гулливера, сначала хирурга, а затем капитана нескольких кораблей» (1726).
Самые интересные факты о жизни писателя
· Джонатан Свифт любил участвовать в спорах о политике, даже когда он стал деканом в Дублинском соборе святого Патрика. Он часто приезжал в Лондон, долго сидел за столом в одной из кофеин. Свифт долго сидел на одном месте и слушал споры, после он принимал яростное участие в литературных и политических спорах, приводя неоспоримые аргументы.
· Все свои сочинения Свифт публиковал анонимно и ничего за публикации не получал. Удивительно, но лишь за книгу «Путешествия Гулливера» знаменитый писатель взял оплату, которая составила 200 фунтов стерлингов. Все остальные его сочинения печатались совершенно бесплатно. Мало этого, Свифт их не подписывал, не заботясь об известности. Несмотря на это, произведения гениального автора читатели уже узнавали по присущему только ему одному слогу, язвительной сатире и убийственной иронии.
Титульный лист первого издания «Путешествий Гулливера»

· Книга Джонатана Свифта «Путешествия Гулливера» в год первого издания переиздавалась еще 5 раз! Критика считала это произведение программным манифестом Свифта-сатирика, для других она казалась веселой фантастической сказкой, философской притчей, беспощадной сатирой на человека и человеческое общество.
· В книге «Путешествие Гулливера» Джонатан Свифт описывал астрономов острова Лапуту, которые нашли два спутника Марса, удивительно, что Свифт указал точные координаты их орбиты. Ученые были очень удивлены, когда в 1877 году американский астроном Асаф Холл открыл оба спутника Марса. Параметры, описанные Свифтом, действительно совпадали с реальными параметрами орбиты.
· Свифт придумал новые слова «лилипут» и «йеху», которые вошли во все языки мира.
· Российские читатели впервые познакомились с Гулливером в 1773 году, когда книгу перевел (с французского издания Дефонтена) на русский язык Ерофей Коржавин. Назывался роман «Путешествия Гулливеровы в Лилипут, Бродинягу, Лапуту, Бальнибарбы, Гуигнгмскую страну или к лошадям». Полный русский перевод «Гулливера» появился только в 1902 году.
· Джонатан Свифт стал национальным героем Ирландии. В 1724 году правительство Англии разрешило Вуду монопольную чеканку монет в Ирландии. Вуд был мошенником и выпускал неполновесную медную монет. Свифт написал «Письма суконщика», в которой раскрыл суть мошенничества в иносказательной и сатирической форме. Он призывал людей бойкотировать неполновесную монету и товары из Англии. Это дало свои результаты, и британское правительство аннулировало разрешение на чеканку монет. После этого случая Свифта везде встречали с почтением и уважением.
· В «Путешествиях Гулливера» Свифт выразил претензии к Ньютону. Великий ученый в те годы был управляющим Монетного двора и разрешил выпуск неполновесной монеты в Ирландии. Джонатан Свифт не простил Ньютону этого.
· Джонатан Свифт являлся негласным правителем Ирландии. Произведения гениального автора были настолько популярны и почитаемы, что его знали не только в Англии и Ирландии, но и в Европе. Однако сам Свифт считал себя «ирландским изгнанником», о котором тамошний наместник говорил: «Я правлю Ирландией с позволения декана Свифта».
· В Дублине установлены два бюста Свифта: в Тринити-колледже, мраморный, автор: Луи Франсуа Рубийяк (1749) и  в соборе св. Патрика, автор: Патрик Каннингем (1766).
· Знаменитый писатель предсказывал свое безумие. Однажды во время прогулки по скверу Свифт увидел вяз, который начинал засыхать с верхушки. Тогда он сказал, что также начнет умирать с головы. В конце жизни Джонатана Свифта мучили головные боли, он лишился слуха. У писателя сильно ухудшилась память. Последние свои дни он прожил в одиночестве.
· Свифт сам себе написал эпитафию. Джонатан в поэме «Стихи на смерть доктора Свифта» написал о себе:
«Поставил автор цель благую –
Лечить испорченность людскую.
Мошенников и плутов всех
Хлестал его жестокий смех…
Сдержи перо он и язык,
Он в жизни многого б достиг.
Но он не помышлял о власти,
Богатство не считал за счастье…
Согласен я, декана ум
Сатиры полон и угрюм;
Но не искал он нежной лиры:
Наш век достоин лишь сатиры.
Всем людям мнил он дать урок
Казня не имя, но порок.
И одного кого-то высечь
Не думал он, касаясь тысяч» (1731)
А к завещанию приложил эпитафию для своей надгробной плиты: «Здесь покоится тело Джонатана Свифта, декана этого собора, и суровое негодование уже не раздирает его сердце. Ступай, путник, и подражай, если можешь, тому, кто мужественно боролся за дело свободы».
· Интересен и тот факт, что знаменитая книга Джонатана Свифта «Путешествия Гулливера» экранизировалась 10 раз, а сам гениальный автор упоминается лишь в фильме Марка Захарова «Дом, который построил Свифт».
· Джонатан Свифт создал фонд помощи дублинцам, которые были на грани разорения. Фонд был создан из личных средств писателя, он помогал людям вне зависимости от их вероисповедования, он оказывал экономическую помощь и католикам, и протестантам.
· В честь Джонатана Свифта названы кратер на Луне, один из спутников планеты Марс, о которых он писал в романе «Путешествие Гулливера», а также улица и площадь в Дублине.
· Значительную часть своих денег знаменитый литератор завещал использовать в благотворительных целях, в том числе на создание психиатрической больницы. Лечебница была открыта в 1757 году, в настоящее время это одна из главных больниц Ирландии для душевнобольных.

Несколько забавных случаев из биографии сатирика 
по версии газеты «Вечерняя Москва»:
·  Однажды, увидев, что многие могилы в соборе святого Патрика запущены, Свифт разослал родственникам покойных письма, где просил позаботиться о памятниках, выслать денег и прочее. А в случае отказа пообещал привести могилы в порядок за счет прихода, но в новой надписи на памятниках отметить скупость и неблагодарность родственников покойного. Одно из писем было направлено королю Георгу II, и, конечно же, в результате скупость и неблагодарность короля были отмечены на плите.
·  Джонатан Свифт любил путешествовать и часто рассказывал одну историю. Во время одного из путешествий Свифт приехал на постоялый двор вечером, но там оставалась лишь половина кровати, которую занял фермер, приехавший раньше писателя. Свифт согласился разделить с ним место. Фермер рассказывал о тяжести сельской жизни, о торговых ярмарках. Джонатан Свифт рассказал, что работает палачом, тем самым напугав фермера. Так Свифт остался на кровати один и спал всю ночь с комфортом.
·  Однажды в разговоре о семейном древе и гордости за предков, Свифт отметил: «Хвалиться своими предками – значит быть похожим на картофель: у того тоже все достоинства под землей».
·  На площади перед собором Святого Патрика собралась толпа, чтобы наблюдать солнечное затмение. Однако люди так расшумелись, что раздраженный Свифт велел передать собравшимся, что декан отменяет затмение. Толпе ничего не оставалось кроме как утихнуть и почтительно разойтись.
·  Путешествуя по Ирландии, Свифт со слугой остановился на постоялом дворе. Утром слуга принес своему хозяину нечищеные сапоги, оправдавшись тем, что писатель все равно собирался на прогулку. На это Свифт невозмутимо сказал:
– Собирайся, ты пойдешь со мной.
– Но я ведь еще даже не позавтракал!
– Не беда, все равно ты опять проголодаешься, – сказал писатель.

Остроумный сатирический роман Джонатана Свифта «Путешествие Гулливера» знают все. Но им были написаны и другие прекрасные произведения:
«Битва книг»
«Сказка бочки»

«Каденус и Ванесса»
«Письма суконщика»
«Скромное предложение»
В лирическом «Дневнике для Стеллы» Свифт предстает, как добрый и заботливый друг.

Вернемся вновь к самому прославленному роману писателя – «Путешествиям Гулливера». Разнообразных его изданий для взрослых и детей за неполных три столетия было выпущено множество: один только библиографический указатель мог бы составить несколько томов. Но не так уж много иллюстраций к великому роману пережили свое время и продолжают радовать современных читателей. Предлагаем вам познакомиться с интересными иллюстрациями к роману некоторых художников.

Большинство читателей впервые познакомились с Гулливером, каким его увидел знаменитый французский иллюстратор Жан Гранвиль в 30-е годы XIX века.


Жан Гранвиль – псевдоним великого французского художника-иллюстратора, акварелиста и литографа Жана Иньяса Изидора Жерара (1803-1847).
Настоящую славу ему принесли серии «Кабинет естественной истории», «Французы в их собственном изображении» и «Живые животные», «Дон Кихот» Сервантеса, «Приключения Робинзона Крузо» Дефо, «Басни» Лафонтена, произведения современников – Беранже и Бальзака. Но подлинным шедевром зрелого мастера признаны иллюстрации Гранвиля к роману Свифта «Путешествия Лемюэля Гулливера».



  

Почти столь же популярны рисунки Томаса Мортена, выполненные на рубеже XIX и ХХ веков. Издание «Путешествие в Бробдингнег», вышедшее в Нюрнберге в 1904 году.


  
  
  

Еще одно издание, иллюстрированное в XIX веке немецким художником и иллюстратором Карлом Оффердингером. Художник писал многочисленные иллюстрации к книгам для детей всю вторую половину 19 века. Особенно известен своими иллюстрациями к книгам «Щелкунчик» и другим сказкам Гофмана, «Тиль Уленшпигель» Шарля Костера, «Робинзон Крузо» Даниеля Дефо, «Путешествия Гулливера» Джонатана Свифта. Познакомьтесь с Гулливером этого художника.





  

Каждое поколение заново открывает для себя «Путешествия Гулливера», по-своему прочитывает книгу и по-новому представляет себе персонажей Свифта. И помогают читателям новые интересные художники.
Один из них – известный мастер книжной графики Геннадий Владимирович Калиновский (р. 1929). К лучшим его работам можно отнести: «Мэри Поппинс» Трэверс, «Разбитая жизнь, или Волшебный рог Оберона» Катаева, «Приключения Алисы в Стране чудес» Кэрролла, «Недопёсок» Коваля, «Сказки дядюшки Римуса» Харриса (диплом I степени Всесоюзного конкурса «Лучшие издания 1976 года», серебряная медаль на Международной книжной ярмарке в Лейпциге, приз «Золотое яблоко» на VI Биеннале иллюстраций детских книг в Братиславе, 1977). Своей лучшей работой художник считает иллюстрации к роману Булгакова «Мастер и Маргарита» (1985), которые отчасти постигла судьба рукописи Булгакова – 15 лет иллюстрации пролежали «в столе». Впервые были опубликованы в 2001 году в серии «Рукописи», и тут же получили диплом конкурса «Лучшие книги года» в номинации «Художник-иллюстратор» на XV Московской международной книжной выставке-ярмарке.
Цикл иллюстраций к «Путешествиям Гулливера» в пересказе Т. Габбе художник выполнил в начале 80-х годов. Впервые опубликованные в 1985 году издательством «Детская литература», эти работы Г. Калиновского давно признаны классическими, однако переизданы были только в 2004 году Санкт-Петербургским издательством «Вита Нова». Эксклюзивное издание в кожаном переплете, в которое включена 71 иллюстрация.









Вадим Челак – еще один современный художник-иллюстратор. Проиллюстрировал более 30 книг, среди которых произведения А. П. Чехова, Р. Киплинга, С. Лагерлеф, Д. Родари, М. Твена и Д. Свифта. Иллюстрации Челака к «Приключениям капитана Врунгеля», а также к произведениям «Муфта, Полботинка и Моховая борода» и «Приключения барона Мюнхаузена» признаны классикой. Титулы, награды и премии Дипломом «Лучшие книги года-2013» 3а иллюстрации к роману Дефо «Робинзон Крузо».
Познакомьтесь с Гулливером этого художника.
  
  
  
 
  
  
  


Издания произведений великого сатирика есть во всех библиотеках Централизованной библиотечной системы Челябинска. Приглашаем всех любителей творчества этого автора посетить ближайшую библиотеку и почитать книги Свифта.
  
  



В наших фондах можно также найти литературу о жизни и творчестве писателя:


Цитаты и афоризмы Джонатана Свифта

Болезни старости ослабляют нашу привязанность к жизни по мере того, как мы приближаемся к смерти.
Большинство браков несчастно потому, что молодые жены плетут сети, в то время как им следовало бы позаботиться о клетках.
Большинство мужчин любят лесть потому, что сами они ценят себя невысоко; с женщинами все наоборот.
Бывает, что я читаю книгу с удовольствием и при этом ненавижу ее автора.
В глазах света вы будете молодой и красивой лишь несколько лет; а в глазах своего супруга – лишь несколько месяцев.
В мире нет ничего более постоянного, чем непостоянство.
В молодости мне казалось, что весь мир, как и я, только и говорит, что о последней новой пьесе.
В спорах, как на войне, слабая сторона разжигает костры и устраивает сильный шум, чтобы противник решил, будто она сильней, чем есть на самом деле.
В старости умный человек занят тем, что пытается избавиться от того недомыслия и безрассудства, которые он совершил в молодости.
Власть – такое же искушение для монарха, как вино или женщины для молодого человека, как взятка – для судьи, деньги – для старика и тщеславие для женщины.
Вообще говоря, я питаю ненависть и отвращение к животному, называемому человеком; но я сердечно люблю Джона, Питера, Томаса и так далее.
Всякий, кто способен вырастить два колоска пшеницы на том месте, где раньше рос только один, заслуживает высшей похвалы человечества, для своей страны он делает гораздо больше, чем все политики вместе взятые.
Всякое правительство, действующее без согласия тех, кем оно правит, – вот исчерпывающая формула рабства!
Вы, молодые, думаете, что старики глупы; а мы, старики, знаем, что молодые глупы.
Выдержки, извлечения и прочая подобны зажигательным стеклам – они собирают лучи ума и знания, рассеянные в произведениях писателей, и силою и живостью сосредоточивают эти лучи в сознании читателей.
Гения сразу видно хотя бы потому, что против него объединяются все тупицы и бездари.
Говорить, что человек обязан верить в Бога, – не только неверно, но и неразумно.
Давно известно, что те, кому отводят вторые места, имеют неоспоримое право на первое.
Достоинство, положение, богатство в каком-то смысле необходимы старикам, чтобы молодежь соблюдала дистанцию и не вздумала издеваться над их преклонными годами.
Дурная компания подобна собаке, которая пачкает тех, кого больше всех любит.
Если вы направляете в чей-либо адрес остроту, вы должны быть готовы принять ее и в свой адрес.
Если со мной держатся на расстоянии, я утешаю себя тем, что мой недоброжелатель от меня так же далеко, как и я от него.
Есть только один способ появления книги (как, кстати, и ее автора) на свет божий – и десятки тысяч способов этот мир навсегда покинуть.
Жалобы – наше самое обильное приношение небесам и самая искренняя часть нашей набожности.
Жить иногда имеет смысл чужим умом, но полагаться можно только на свой.
Законы – как паутина, в которой запутывается мелкая мошка, а не шмели и осы.
Из свиного уха шелкового кошелька не сошьешь.
Каждый хочет жить долго, но никто не хочет стареть.
Как же можно рассчитывать, что человечество способно внять совету, если его не хватает даже на то, чтобы внять предостережению?
Как человека можно распознать по обществу, в котором он вращается, так о нем можно судить и по языку, которым он выражается.
Книги – дети разума.
Когда врачи говорят о религии, они уподобляются мясникам, рассуждающим о жизни и смерти.
Когда люди на старости лет становятся добродетельны, они всего лишь посвящают Богу то, чем побрезговал дьявол.
Когда мы стремимся к чему-то, это что-то представляется нам исключительно в положительном свете; но вот цель достигнута, и теперь уже в глаза бросаются лишь отрицательные стороны нашего предприятия.
Когда я читаю книгу, все равно умную или глупую, мне кажется, что она живая и разговаривает со мной.
Коль скоро великий смысл нашей религии в единении духовного и человеческого, как странно бывает видеть некоторые духовные трактаты, начисто лишенные человеколюбия.
Критика – налог, который великий человек платит публике.
Лишь очень немногие живут сегодняшним днем. Большинство готовится жить позднее.
Любимым развлечением мужчин, детей и прочих зверей является потасовка.
Людей, которые пользуются всеми благами жизни, ничего не стоит вывести из себя; доставить им удовольствие куда труднее.
Менее всего мудрец одинок тогда, когда находится в одиночестве.
Мне никогда не доводилось видеть, слышать или читать в книгах, чтобы духовенство пользовалось в христианской стране любовью. Завоевать симпатию у народа могут лишь те священники, которые подвергаются преследованиям.
Многие прилагают больше усилий для того, чтобы скрыть свой ум, чем чтобы скрыть свою глупость.
Мы довольны, когда смеются нашему остроумию, но не нашей глупости.
Мы достаточно набожны, чтобы ненавидеть друг друга, но недостаточно набожны, чтобы любить друг друга.
Нас часто обвиняют в том, что мы не замечаем своих собственных слабостей, но много ли, скажите, таких, которые бы знали свои сильные стороны? Они подобны земельной породе, которая не ведает, что скрывает в себе золотую жилу.
Настоящую сатиру никто не принимает на свой счет.
Не было еще ни одного мудрого человека, который хотел бы помолодеть.
Никогда не следует стыдиться признать, что мы были не правы: ведь тем самым мы, в сущности, говорим, что сегодня мы умнее, чем были вчера.
Нужное слово в нужном месте – вот наиболее точное определение стиля.
Нытье – та дань, которая больше всего угодна небесам; это и наиболее искреннее проявление нашей набожности.
Отдаваться гневу часто все равно, что мстить самому себе за вину другого.
Отсутствие веры – это тот недостаток, который необходимо либо преодолеть, либо скрыть.
Партия – это безумие многих ради выгоды единиц.
Политический лжец отличается от обычного в одном существенном отношении: у него обычно короткая память.
Помоги себе сам, и друзья тебя больше полюбят.
Понедельник – воскресный день для священника.
Похоже, что религия с возрастом впала в детство, и теперь, как и в детстве, ее необходимо подкармливать чудесами.
Причина великих событий, как и источники великих рек, часто бывает очень мала.
С умом – как с бритвой: острый, он ранит других; притупившись – самого себя.
Сатира – своеобразное зеркало, в котором каждый, кто смотрит в него, видит любое лицо, кроме собственного.
Себялюбие одних не позволяет им доставлять радость другим. Себялюбие других целиком сводится к доставлению радости самим себе. В этом заключается большое различие между добродетелью и пороком.
Старики и кометы почитаются по одной и той же причине: и у тех, и у других длинные бороды; и те, и другие владеют даром предсказания.
Таверна – это место, где безумие продают бутылками.
То, что люди зловредны, меня никогда не удивляло, но вот то, что им не стыдно, мне кажется странным.
Тот, кто, казалось, добился всего в жизни, находится обыкновенно в том состоянии, когда неудобства и огорчения заслоняют радости и утехи.
Убежденность – необходимое качество для проповедников и ораторов, ибо тот, кто поверяет свои мысли толпе, преуспеет тем вернее, чем больше верит в них сам.
Удовлетворять потребности ценой отказа от желаний равносильно тому, чтобы отрубить ноги, когда нужны башмаки.
Хотя людей упрекают в том, что они не знают своих слабостей, они, пожалуй, столь же мало знают свои сильные стороны.
Честное слово, это так хорошо сказано, словно я сам это сказал!
Что делают в раю, мы не знаем; зато мы точно знаем, чего там не делают: там не женятся и не выходят замуж.
Я не отвечаю перед Богом за те сомнения, что зародились в моей душе, ибо сомнения эти – следствие того разума, который сам Он в меня вложил.
Я склонен думать, что в Судный день ни умному, с его пренебрежением к нравственности, ни глупцу, гнушающемуся веры, равно не поздоровится, ибо пороки эти неискупимы; так, просвещенность и невежество кончат одинаково…

Источники:
Михальская Н. Свифт Джонатан // Зарубежные писатели: биобиблиогр. слов. - Москва, 1997. - Ч. 2. - С. 232-236.
Еремцова, Раиса Николаевна. Д. Свифт. «Приключения Гулливера» // Литература в школе. - 2011. - № 1. - С. 38-39.
Супруненко, Ю. Летающий остров, Стоунхендж и инопланетяне / Ю. Супруненко, И. Шлионская // Чудеса и приключения. - 2016. - № 10. - С. 44-47.


Наталья Гаева

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...