понедельник, 23 октября 2017 г.

Василий Белов – Летописец крестьянской жизни

К 85-летию со дня рождения писателя

Многие отмечают, что именно В.Белов сделал деревню одной из центральных тем литературы Советского Союза. Василия Ивановича Белова причисляют к писателям-деревенщикам, таким как Валентин Распутин, Федор Абрамов, Василий Шукшин, Борис Можаев… Но ставят его в ряд с Александром Солженицыным. «Матрёнин двор» и «Привычное дело». Принятие жизни такой, как она есть, и подспудное нежелание мириться со сложившимся положением вещей.
Василий Иванович Белов родился 23 октября 1932 года в крестьянской семье в деревне Тимониха Вологодской области. Учился в школе фабрично-заводского обучения в городе Сокол Вологодской области, работал столяром, мотористом, электромонтером. В 1952-1955 годах проходил воинскую службу в Ленинграде. В газете Ленинградского военного округа были опубликованы первые стихи начинающего писателя — «На страже Родины». После службы в армии Белов работал на заводе в Молотове (ныне Пермь). В 1956 году вернулся на малую родину и стал сотрудником районной газеты «Коммунар». Поступил в Литературный институт. 


        В 1961 году вышла книга стихов «Деревенька моя лесная».
В его первых стихах уже чувствуется не просто поэт и будущий писатель, а мастер, художник деревенской жизни:
Осторожный шорох листопада,
Журавлиный крик, дымок овина.
Где поешь ты, где ты ходишь, лада,
С огневыми ветками рябины?
Домовито тенькают синицы,
Паутиной светятся былинки,
И дрожат на девичьих ресницах
Дождевые капли-бисеринки.

Или вот эти сроки из стихотворения «Вечер»:
Вот заря за соседней крышей
Подожгла полнеба собою,
Краснощекая! — так и пышет
Над вечерней моей землею.

За деревней шелест ольховый,
Там мальчишки дымят кострами
И туманы белой подковой
Расплываются меж кустами.

Я любуюсь родной сторонкой,
Словно не было с ней разлуки,
Слышу звон комариный тонкий
И гармоник первые звуки.
Удивительные слова рождают у нас художественные образы и воображаемые картины.
Расцвет популярности Василия Белова пришелся на 60-е годы, когда вышло его произведение «Привычное дело». Оно сразу стало культовым, причем именно для столичной интеллигенции. Критики и простые читатели были в восторге: первые хвалили язык и сюжет, вторые видели в персонаже Иване Африкановиче себя.

«Многие молодые люди под влиянием этого произведения покупали дома в деревне, уезжали туда учительствовать по окончании МГУ. То есть эта вещь изменила сознание многих городских людей в 60-е годы, внушив им любовь к уже уходящей русской деревне», — рассказал П. Басинский.( https://klauzura.ru/2012/12/vasilii-belov-samyi-velikii-hudozhnik-derevenskoi-prozy-biografiya-v-i-belova/).
«А я, Пармеша, маленько выпил, выпил, друг мой, ты уж меня не осуди. Да, не осуди, значит. А что, разве русскому человеку и выпить нельзя? Нет, ты скажи, можно выпить русскому человеку? Особенно ежели он сперва весь до кишков на ветру промерз, после проголодался до самых костей? Ну, мы, значит, и выпили по мерзавчику...»
Так легко начинается повесть о настоящем «трагике» советской деревни, где царил рабский труд, а у крестьян не было паспортов. В финале у персонажа умирает жена, не выдержав невозможного физического труда. «Встанет-то в третьем часу, да и придет уж вечером в одиннадцатом, каждой-то божий день эдак, ни выходного, ни отпуску много годов подряд». Дело привычное... Речь шла об обмане деревенского народа, который «вкалывает за так».
Всё, что с Иваном Африкановичем не происходит, всё у него «привычное дело». Обычный русский простой мужик, которому для счастья много не надо, и несчастья вдосталь. А что? Привычное дело.
        Щемит сердце, когда читаешь, как Иван Африканович, пережив похороны жены, раздав часть детей по приютам, по родне, горюет в сороковой день на могиле жены:
«...A ведь дурак был, худо тебя берег, знаешь сама... Вот один теперь... Как по огню ступаю, по тебе хожу, прости... Худо мне без тебя, вздоху нет, Катя. Уж так худо, думал за тобой следом... А вот оклемался... А твой голос помню. И всю тебя, Катерина, так помню, что... Да. Ты, значит, за робят не думай ничего. Поднимутся. Вон уж самый младший, Ванюшка-то, слова говорит... такой парень толковый и глазами весь в тебя. Я уж... да. Это буду к тебе ходить-то, а ты меня и жди иногда... Катя... Ты, Катя, где-есть-то? Милая, светлая моя, мне-то... Мне-то чего... Ну... тепере-че... вон рябины тебе принес... Катя, голубушка».
Белову хватило и нескольких сотен страниц, чтобы создать интересные характеры, выстроить непростой и напряженный сюжет, рассказать нам историю нескольких поколений одной семьи. Эта повесть не столько об Иване Африкановиче, его личности и судьбе, сколько о всеобщем «раскрестьянивании» России.

В 1968 году вышли в свет «Плотницкие рассказы», в 1976 году — роман «Кануны», в 1981 — «Лад. Очерки о народной эстетике».
По мнению литературоведа, безусловным шедевром, достойным включения во все хрестоматии русской литературы, является цикл «Плотницкие рассказы». Цикл «Воспитание по доктору Споку» объединил повести со сквозным героем - Константином Зориным. В "Плотницких рассказах" беседуют два старика, Авинер Павлович Козонков и Олеша Смолин - до сих пор, до старости - Олеша. Их пригласил к себе рассказчик, выходец из той же деревни, а теперь давно уже горожанин Константин Зорин. Перед рассказчиком разворачивается вся боевая жизнь Козонкова, за которую он ждет достойной награды: персональной пенсии. А жизнь его - вполне советская - и наганом махал, и колокола с церквей сбрасывал, и малую нужду с колокольни справлял. Не то Олеша, проживший всю жизнь по чести и справедливости, да так ничего и не наживший. Намеченное противопоставление показывается довольно остро: старики даже передрались друг с другом! - но всем один конец, и заканчивается рассказ разговором о гробах, какой будет получше да подобротнее. Так ни к чему и не привела попытка их примирения. Чужим оказался Константин Зорин, и подчеркивается это еще и тем, что даже песню вслед за стариками подтянуть он не может: слов уже не знает...
Конфликт города и деревни со временем приобретает в творчестве Василия Белова глобальный характер.
А вот самая поэтичная вещь Белова — «Лад. Очерки о народной эстетике», где писатель раскрывает миф русской деревни, рисует жизнь деревенского этноса. Это одна из тех книг, которые можно читать не только для наслаждения, но и для пополнения своих знаний о быте и обычаях наших предков. Язык Белова точный, краткий и красочный, из-за чего в голове выстраивается много образов, которые ведут к пониманию русской души. «Лад» Василия Белова – это серия очерков о жизни русской, точнее – северной, деревни. Эта книга из тех книг, которые написаны вкусно, которые приятно читать. Писать о народе и его традициях несложно. Сложно писать так, чтобы захватывало дух, чтобы в голове появлялись красочные образы, звучали мелодии и дул тёплый летний ветерок. Вот так писать умет Василий Белов! В своём «Ладе» Василий Иванович Белов так занимательно пишет о, в общем то, чуждых городскому человеку вещах, как пахота, сев и жатва, о работе плотницких дел мастеров, что невольно в мыслях устремляешься в какую-то идеализированную русскую деревню, с её ежегодной страдой в поле, с её приметами на каждый день, с её знахарями и коновалами, наконец!.. Всё это написано так обстоятельно, что вспоминаешь то время, когда был совсем маленьким и когда ездил в гости к бабушке и дедушке в деревню…
Василий Белов силен своей художественной стороной и чистым, народным языком, поэтому перечисленные произведения более востребованы читателями.
К сожалению, в цикле последующих вещей, «Кануны», «Год великого перелома» появляется больше публицистики, которая не украсила его творчество. В следующих произведениях пытается осмыслить произошедшую трагедию. В «Канунах» в качестве персонажей появляются Сталин, Калинин, Троцкий. В первых публикациях эти главы вырезались цензорами. На первый план выходит проблема самосознания сельской России, а художественное исследование времён коллективизации переводит вопрос в политическую и экономическую плоскость.

И всё-таки творческая манера В.И. Белова была единой. Это доказывают фантасмагорические, «завиральные» истории из «Бухтин Вологодских». Последние побасенки Кузьмы Барахвостова вышли из печати в 1996 году. В них Белов как бы возвращается к самому себе тридцатилетней давности. Словарь В. Даля: Бухтина - «ложь, враки, нелепые слухи, шутка, прибаутка, красное словцо, небывальщина». В них писатель соединил фольклорные и литературные традиции, отразил многие явления советской действительности, показав их нелепости и недостатки. - это своеобразный лексикон русского говора, любовно составленные собрания слов, острот, поговорок вологодских крестьян, что свидетельствует о богатстве народной речи, бойкости ума её носителей.
Василий Белов Белов издал более 130 книг, из них 48 за рубежом.
В 1971 году по мотивам повести «Привычное дело» режиссеры Михаил Ершов, Виктор Соколов и Олег Дашкевич сняли мелодраму «Африканыч». Также успешными оказались экранизации: «Плотницкие рассказы» (1973), «Целуются зори» (1977), «Красный обоз» (1989), «По 206-й» (1990), «Все впереди» (1990).
Признанием заслуг Белова стало присуждение ему Государственной премии СССР 1981 года, а также Государственной премии России в области литературы и искусства 2003 года. Ему были также присуждены литературная премия Союза писателей России имени Льва Толстого (1992), Всероссийская литературная премия имени Аксакова (1996) и литературная премия «Ясная Поляна» имени Льва Толстого (2006). Белов был также награжден орденами Трудового Красного знамени (1983), Ленина (1984), «За заслуги перед Отечеством» IV степени и преподобного Сергия Радонежского III степени (2003). В 2008 году Белов был награжден орденом Почета «за большой вклад в развитие отечественной литературы и многолетнюю творческую деятельность».
Закрывая книги Василия Белова, уносишь с собой впечатление, что посетил вместе с добрым и умным спутником его тихую родину. Он душою слит с ее скромной, неяркой прелестью, и потому мир, встающий со страниц его книги, цельный, абсолютно достоверный. У вас ни на минуту не возникает сомнения в том, что вы побывали не где-нибудь, а в вологодской деревне, в гостях у деревенского жителя. Только человеку, сызмала знакомому с крестьянским трудом, весна, пробуждение деревьев от зимнего сна могут напомнить процесс тканья — привычного сельского промысла: «На березах еле слышно оживают размякшие ветки, от лопающихся почек они тоже меняются, делают свой уток и основу».
Не знаю, что будете делать вы, а я иду читать «Бухтины Вологодские завиральные». Хочу насмеяться до слез!

Кстати, для любителей хорошей книги делюсь удивительно хорошей новостью для «нечитающей» России: на абонементе художественной литературы бум спроса на «шестидесятников». Ищут Б. Можаева, В. Липатова В. Белова, В. Солоухина и др.…А мы все в «Престолах…» да в «Атлантах…»

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...