пятница, 8 сентября 2017 г.

Натали… твой образ благородный

Н.Н.Гончарова. Портрет А.Брюллова


«Жена моя прелесть, и чем доле я с ней живу, тем более люблю это милое, чистое, доброе создание, которого я ничем не заслужил перед Богом».

Александр Сергеевич Пушкин — Наталье Ивановне Гончаровой, матери Натали



– В годы моего детства и юности почти в каждой семье были свои домашние библиотеки: у кого-то – совсем небольшие, у кого-то – книжные стеллажи от пола до потолка. В нашей семье читать любили все, поэтому книг было много. На самом видном месте стояло подписное издание 1960 года – Полное собрание сочинений А. С. Пушкина в десяти томах, в коричневой, тисненой золотом обложке. Отец, усаживая меня рядом, часто читал вслух сказки, поэмы и стихи любимого поэта. Именно в одном из тех томов, среди многочисленных иллюстраций я и увидела впервые портрет необыкновенно красивой женщины – Натальи Николаевны Гончаровой, это была известная акварель работы Александра Брюллова, созданная в первый год ее супружеской жизни с Пушкиным.
Жена поэта. Красавица!.. Она совершенно потрясла мое детское воображение, – рассказывает зав.отделом социально-гуманитарной литературы Центральной библиотек им.А.С.Пушкина Ольга Фёдоровна Солодовникова.
Но и спустя годы, я все также восхищалась обликом нежной, изысканной, скромной Натали и, при этом, ее притягательной красотой, о которой Пушкин написал незабываемые строки «чистейшей прелести чистейший образец». Со временем пришло и осознанное желание узнать, какой же была она – его «Мадонна».
Первые сведения о Наталье Николаевне Гончаровой были отнюдь не хвалебные. Дело в том, что на рубеже XIXXX вв. сложилось весьма негативное отношение к Наталье Николаевне Гончаровой. Её называли пустой светской куклой, бездушной кокеткой. Считали, что Пушкина она не любила, стихов его не понимала. С Дантесом флиртовала. И, если бы не она, Пушкин остался бы жив, и «солнце русской поэзии» не закатилось бы так рано… Таковым было и мнение многих советских пушкинистов вплоть до середины XXвека, на работы которых ссылались и школьные учителя словесники, преподававшие нам русскую литературу.
В. В. Вересаев в своей популярной книге «Спутники Пушкина» обобщил все то негативное, что в воспоминаниях, рассказах и письмах современников было высказано о Н. Гончаровой.

Марина Цветаева называла её «просто красавицей, без корректива ума, души, сердца, дара. Голая красота, разящая, как меч. И — сразила».
Анна Ахматова, выражая откровенную антипатию к жене Пушкина, вообще назвала ее «сообщницей Геккернов в преддуэльной истории», «агенткой» нидерландского посланника.
Для нас, молодых, эти имена были литературными авторитетами, мы зачитывали «до дыр» их поэтические сборники и литературоведческие очерки, принимая их выводы за чистую правду. А сомнения, все же, оставались…
Но были и другие исследователи жизни и творчества поэта, настаивающие на том, что вина Пушкиной не доказана, а письма и дневниковые записи современников, на которых основаны порочащие ее выводы, зачастую были продиктованы досужими сплетнями, интригами, которые неизменно плелись от скуки и из корыстных соображений в любом «праздном свете» и при любом дворе, а зачастую и просто завистью.
Первый биограф Пушкина П. В. Анненков, тактично обойдя молчанием всю историю отношений жены поэта с Дантесом, ограничился констатацией фактов. Особое внимание отношениям Натальи Николаевны и Дантеса было уделено впервые в книге П. Е. Щеголева «Дуэль и смерть Пушкина», вышедшей в 1916 году. Детально проследив дуэльную историю от 4 ноября 1836 года, когда Пушкин получил анонимный пасквиль, до смерти поэта 29 января 1837-го, Щеголев написал, «после всего происходившего в ноябре Пушкин не считал искренним и сколько-нибудь серьезным увлечение Дантеса Натальей Николаевной».

Последующие исследования писательской четы И. Ободовской и М. Дементьева, нашедших и опубликовавших письма Натальи Гончаровой к родным в книгах «Вокруг Пушкина» и «После смерти Пушкина», открывают также другой образ Гончаровой – благочестивой христианки, заботливой жены поэта, любящей матери.
Но обратимся к биографии Натальи Николаевны Гончаровой: в какой семье она росла, как воспитывалась, какой была до и после встречи с Пушкиным?
Таша – Натали (как её называли близкие) получила прекрасное домашнее образование, владела французским, немецким и английским. Сохранились ее ученические тетради, из которых видно, что она глубоко разбиралась и в истории, и в географии, и в русской грамоте, и в литературе, и даже в теории стихосложения. Все это – своеобразная лаборатория становления ее личности, духовного мира. Это ее шаги навстречу Пушкину.
Натали вязала и вышивала бисером, была ловкой наездницей, играла на фортепиано, слыла едва ли не лучшей шахматисткой столицы.
Разве это образ пустой капризной красотки? Да Пушкин просто не мог не полюбить, со всей страстью, эту необыкновенную девушку! «Заверяю вас честным словом, что буду принадлежать только вам или никогда не женюсь», — писал поэт невесте. Александр Сергеевич полюбил Гончарову не только за белоснежные плечи, осиную талию и совершенное лицо, она пленила поэта и многими другими своим качествами, ведь Пушкин продолжал страстно любить «свою мадонну» спустя годы после женитьбы и рождения в браке четверых детей.

Семейная жизнь с Пушкиным, известным на всю Россию поэтом, по определению не могла быть идиллической. С первых же дней совместной жизни Пушкин узнал нужду, литературная работа поэта не давала достаточно средств, чтобы покрывать расходы. При этом он множил бесконечные долги, просиживал ночи за карточным столом, мог по несколько дней не показываться дома, много разъезжал по городам и весям… За совместную жизнь Пушкин с Натальей Николаевной расставались девять раз на срок от десяти дней до четырех месяцев и шести дней, а всего ровно на 13 месяцев. В это время только письма и думы друг о друге связывали их.
В его отсутствие Наталья Николаевна одна вела большой дом, когда муж надолго уезжал из Петербурга, рожала и воспитывала детей, нанимала жилье. Пушкин поручал ей вести и собственные дела, связанные с изданием книг, журналов, просил о встречах с нужными ему людьми, спрашивал ее совета. Ведь для того, чтобы исполнить просьбу мужа: "Что Плетнев? Думает ли он о нашем общем деле?", – надо было быть в курсе всех вопросов – и творческих, и финансовых, касавшихся издания нового альманаха.
Вот вам и кукла! «Жена — свой брат!» — говорил о ней поэт, подчеркивая общность их дел.

А в самое трудное время, когда Пушкина одолевали кредиторы, Натали обращалась за помощью к брату Дмитрию с письмами, которые красноречивее всех других слов говорят об ее отношении к мужу. Вот отрывок из письма, датированного июлем 1836 года: «Мне очень не хочется беспокоить мужа всеми своими мелкими хозяйственными хлопотами, и без того я вижу, как он печален, подавлен, не может спать по ночам и, следственно, в таком настроении не в состоянии работать, чтобы обеспечить нам средства к существованию: для того, чтобы он мог сочинять, голова его должна быть свободна… Мой муж дал мне столько доказательств своей деликатности и бескорыстия, что будет совершенно справедливо, если я со своей стороны постараюсь облегчить его положение; по крайней мере содержание, которое ты мне назначишь, пойдет на детей, а это уже благородная цель…»
        Так ведь, и без измен со стороны Пушкина не обходилось, порой он давал жене повод для ревности, кокетничая с дамами на балах. Бывали дни, когда Натали в гневе покидала балы, отправляясь домой. Как-то после того случая поэт, вернувшись домой, поинтересовался: «Что случилось? Почему ты уехала?» Вместо ответа супруга отвесила Пушкину смачную пощечину. После этого случая Александр Сергеевич в письме к своему другу Вяземскому заметил, что «у его мадонны рука тяжеленька». И, тем не менее, Наталья  Николаевна все прощала, потому что любила и понимала его. «А у ней пречуткое сердце», — говорил Пушкин о жене.
Поистине, этой красивой женщине пришлось нести трудную судьбу, тяжкий крест! Быть женой поэта, а тем более, гения — подвиг, и не следует об этом забывать.
Убрать все сомнения: так ли безвинна? так ли безупречна? где правда, где миф?, выяснить истину трудно, уже по той причине, что Наталья Гончарова не оставила собственных свидетельств в свою защиту: никаких записей и дневников, считая, что «позволить читать свои чувства мне кажется профанацией. Только Бог и немногие избранные имеют ключ от моего сердца». Даже письма к Пушкину были уничтожены, а они, наверняка, также могли пролить свет в её защиту.
Как оценить её по достоинству?... И вновь я послушалась доброго совета моего отца, который до конца дней своих перечитывал томики Пушкина: «Правда не в досужих сплетнях и домыслах, а в письмах двух любящих людей. Сохранились письма Пушкина к жене, читай их и все поймешь сама. Натали не нуждается в оправдании, ее честь защищена самим поэтом».


Совместная жизнь поэта с Натальей Гончаровой отозвалась в главном — в сочинениях: его стихах, прозе и письмах. С годами, читая письма Пушкина, знакомясь с различными исследованиями и биографическими работами известных пушкиноведов, публицистов, писателей нашей современности, я пришла к выводу: она — его «ангел», «Мадонна», «Муза», «царица», «женка», «душка», мать его детей. И этим все сказано.
Так, одного короткого письма Натальи Гончаровой из Москвы в Болдино, которое дает Пушкину надежду на соединение с нею, оказывается достаточно, чтобы, вопреки логике жизни, все «Повести Белкина» обрели счастливый конец. И роман «Евгений Онегин» был закончен вскоре после свадьбы вставным письмом Онегина Татьяне, полным тех чувств, которые тогда владели автором.
Письма А.С. Пушкина, адресованные Наталии Николаевне, писанные со всею откровенностью семейных отношений, без поправок, оговорок и утаек, передают нравственный облик поэта и его жены.
И ещё, нельзя ставить под сомнение способность гениального поэта, прозаика, историка и, наконец, умнейшего человека России Пушкина разбираться в людях, в частности, в женщинах. Разве мог он ошибиться при выборе жены? Вряд ли. «Я должен был на тебе жениться, потому что всю жизнь был бы без тебя несчастлив», — писал он жене через три года после свадьбы. Это признание поэта дорогого стоит. Значит, была душа, и душа, наделенная самыми прекрасными качествами, если поэт любил ее больше, чем совершенную, божественную красоту Натали.
Что бы ни привело Пушкина к роковой дуэли, на смертном одре всем друзьям и близким он говорил о жене только хорошее: «Она не притворщица; вы её хорошо знаете, она должна всё знать», – лихорадочно шептал смертельно раненый поэт друзьям и снова просил привести к нему жену. «Ты ни в чем не виновата», – это первое, что произнес поэт склонившейся над ним Наталье Николаевне, когда его, смертельно раненного, принесли после дуэли домой. И после повторял это непрестанно, умирая почти двое суток. В измену любимой женщины Пушкин не верил ни секунды. Она находилась при муже до последнего, после чего слегла с тяжелой нервной горячкой.

Переписка Пушкина и Гончаровой, опубликованная уже после её смерти дочерью, во многом изменила представление о Наталье Николаевне — сейчас литературоведы и биографы (Л. Черкашина, Т. Рожнова) склонны к мнению, что Гончарова была такой же жертвой враждебно настроенного общества, бесконечных анонимных писем и клеветы, всю дорогу омрачавших жизнь Пушкиных, поженившихся не по расчёту, а по любви.
Дальнейшая жизнь Натальи Николаевны также опровергает версию о светской пустышке. «Отправляйся в деревню, носи траур по мне в течение двух лет, потом выйди замуж, но только не за шалопая», — обращался поэт к жене перед смертью.
Вместо двух лет траур продлился семь: она жила уединенно, лето проводила в сельских имениях, хлопотала об образовании детей, выезжала в свет только тогда, когда ее настоятельно приглашали лица, которым нельзя было отказать. Замуж вышла за небогатого, не «блестящего», как говорили в «обществе», человека – генерала Петра Ланского, который не только полюбил её, но и был внимателен к ее детям. 

        Друзья Пушкина, в том числе Плетнёв и Вяземский, назвали Петра Петровича хорошим человеком, добрым по отношению к Гончаровой и детям. В браке у них родились ещё трое дочерей. Ланские дали всем семерым детям отличное образование: сыновья выбрали военную карьеру, дочерям удалось удачно выйти замуж — младшая дочь Пушкина Наталья даже породнилась с Российской императорской семьёй, выйдя замуж за принца Николая-Вильгельма Нассауского. Дети Гончаровой от обоих браков на протяжении всей жизни были очень дружны между собой.
Наталья Николаевна Ланская (Пушкина) умерла в ноябре 1863 года от воспаления лёгких — в окружении мужа, детей и самых близких родственников и друзей.

Спустя несколько недель историк и литературовед Пётр Бартенев опубликовал в одной из петербургских газет некролог: «26 ноября сего года скончалась в Петербурге на 52-м году Наталья Николаевна Ланская, урождённая Гончарова, в первом браке супруга А. С. Пушкина. Её имя долго будет произноситься в наших общественных воспоминаниях и в самой истории русской словесности. С ней соединена была судьба нашего доселе первого, дорогого и незабвенного поэта. О ней, о её спокойствии заботился он в свои предсмертные минуты. Пушкин погиб, оберегая честь её. Да будет мир её праху». 
«Исполнились мои желания. Творец
Тебя мне ниспослал, тебя, моя Мадонна,
Чистейшей прелести чистейший образец».
Эти знаменитые стихи написаны о невесте. Но вот, спустя годы, строки о жене в личном послании: "Гляделась ли ты в зеркало, и уверилась ли ты, что с твоим лицом ничего сравнить нельзя на свете, - а душу твою люблю я еще более твоего лица". Она была для него Мадонной и в жизни, как в стихах. И тем самым осталась Мадонной в поэтической истории России. Вот что должно быть главным для нас – выбор Поэта.

В Центральной библиотеке им. А. С. Пушкина к юбилею Натальи Гончаровой экспонируется выставка «Твой образ благородный».





Письма А. С. Пушкина к жене, книги о Наталье Николаевне Гончаровой есть в фонде Центральной библиотеки им. А. С. Пушкина.
Приходите и читайте!

Источники:
«Невольник чести. История брака Александра Пушкина и Натальи Гончаровой». Аргументы и Факты, №9, 02.03.2011
Пушкин А.С. Письма жене. С прил. работы М.Гофмана «Невеста и жена Пушкина». - М.: Захаров, 2005. - 256 с.: ил.
Материалы сайтов:
Матроны.ру

Ольга Федоровна Солодовникова, зав.отделом Центральной библиотеки им.А.С.Пушкина

4 комментария:

  1. Какой интересный пост. Прочитала на одном дыхании. Даже в нашем 21 веке злые языки способны свести человека в могилу.

    ОтветитьУдалить
  2. Здравствуйте, Татьяна! Такие интересные книги есть не в каждой, даже центральной библиотеке. Замечательная выставка! И пост интересный, спасибо!

    ОтветитьУдалить
  3. Спасибо за этот рассказ, с удовольствием прочитала! В школьные годы у меня было несколько книг про жизнь Пушкина, помню, готовила реферат по литературе классе в восьмом, всё перерыла и перечитала. И вот тоже знала о том, что была между поэтом и его женой настоящая любовь, а наветы людские омрачали их жизнь.

    ОтветитьУдалить
  4. Моя любимая тема! Очень много читала разных мнений разных писателей о Наталии Гончаровой. Цветаеву, Марию Марич... Но больше всего когда-то поразила книга Агнии Кузнецовой "А душу твою люблю". О Наталии уже Ланской. Удивительная книга об удивительной женщине. После этого уже была в Питере на ее могиле. Татьяна, спасибо за пост, за этот бальзам на душу!

    ОтветитьУдалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...