четверг, 11 мая 2017 г.

Эдвард Лир

Автопортрет Эдварда Лира
 12 мая – 205 лет Эдварду Лиру (1812-1888), замечательному английскому поэту и художнику, путешественнику, автору многочисленных популярных лимериков. 
Часто случается так, что талантливый человек оказывается таковым сразу в нескольких областях. Эдвард Лир прославился и как художник, и как поэт-юморист. Он занимался иллюстрированием книг по естественной истории, публиковал записи о своих странствиях. Но настоящую славу принес ему сборник для детей «Книга небылиц». За ним последовали «Веселые песни и истории», «Новые веселые песни», «Смешная лирика», эти книжки сделали Эдварда Лира знаменитым детским поэтом, «лауреатом небылиц». Его лимерики известны всем, и в наши дни у этого жанра много последователей. 
Позвольте представить автопортрет мистера Лира:

Эдвард Лир о самом себе (перевод Маршака)
Мы в восторге от мистера Лира,
Исписал он стихами тома.
Для одних он – ворчун и придира,
А другим он приятен весьма.

Десять пальцев, два глаза, два уха,
Подарила природа ему.
Не лишен он известного слуха
И в гостях не поет потому.
Книг у Лира на полках немало.
Он привез их из множества стран.
Пьет вино он с наклейкой «Марсана»,
И совсем не бывает он пьян.
Есть у Лира знакомые разные.
Кот его называется Фосс.
Тело автора – шарообразное,
И совсем нет под шляпой волос.
Если ходит он, тростью стуча,
В белоснежном плаще за границей,
Все мальчишки кричат: «Англичанин
В халате бежал из больницы!»
Он рыдает, бродя в одиночку
По горам, среди каменных глыб,
Покупает в аптеке примочку,
А в ларьке – марципановых рыб.
По-испански не пишет он, дети,
И не любит он пить рыбий жир...
Как приятно нам знать, что на свете
Есть такой человек – мистер Лир!


Не стоит заблуждаться, считая, что жизнь этого человека была весёлой и лёгкой, как и его нелепицы. Эдвард Лир родился 12 мая 1812 года в семье лондонского биржевого маклера Джереми Лира и Анн Лир в лондонском предместье Хайгейт. Он был двадцатым ребенком в семье. Маленького Эдварда воспитывали старшие сестры, которые научили его грамоте, игре на фортепиано и рисованию. В четыре года его забрала к себе сестра Энн, которая была на двадцать один год старше его. Энн жила с ним до самой своей смерти в 50 лет. Когда Эдварду исполнилось тринадцать лет, его отец, наделав долгов, что вполне понятно и простительно при таком количестве ртов в семье, попадает в тюрьму. Вызволить его оттуда удается лишь через четыре года, продав дом и большую часть имущества. Уже в 14 лет Лир начал зарабатывать рисованием. В пятнадцать лет он делал вывески для окрестных врачей и торговцев, раскрашивал литографии, расписывал ширмы, веера. Но больше всего ему понравилось рисовать птиц. В восемнадцать лет Эдвард получил от Зоологического общества заказ на серию рисунков коллекции попугаев, собранной в Ридженс-парке. В возрасте 19 лет он выпустил свою первую книгу «Иллюстрации семейства Пситтацидов, или Попугаев» (Illustrations of the Family of Psittacidae, or Parrots, 1830). В 20 лет молодой художник был удостоен почетного звания «Партнер общества Линнея», а позже в его честь назвали два вида попугаев: какаду Lapochroa leari и ара Anodorhynchus leari. Рисовал он и других птиц, иллюстрируя книги Дж. Гулда, работал над сериями «Европейские птицы» и «Туканы». Написал серию черепах и британских млекопитающих для профессора Бэлла.


Эдвард Лир приобрел репутацию академического художника-анималиста. Когда ему исполнился 21 год, граф Дерби, владелец роскошного собрания диковинных птиц и зверей, пригласил его в свое имение для того, чтобы он зарисовал всех обитателей его зверинца. В имении графа собирались серьезные и ученые люди, к тому же и благовоспитанные — самое утонченное общество того времени. А происходило это в середине прошлого века, в эпоху королевы Виктории, когда в почете были именно эти качества: благовоспитанность, добропорядочность, респектабельность, серьезность. Иногда Эдвард Лир принимал участие в благовоспитанных беседах, которые велись в салонах графа Дерби, но потом исчезал куда-то. Как выяснилось, он убегал в детскую! «Однообразный, бесцветный язык, на котором изъясняется высшее общество, чертовски раздражает меня!»— такую запись в своем дневнике оставил Лир об этих приемах и вечерах. Во время работы Лир сдружился с маленькими детьми графа. Как он написал в одном из своих писем, дети стали для него «верными друзьями и ценителями прыганья на одной ножке». Обнаружилось, что Эдвард замечательно умеет смешить малышей, рисуя картинки и делая к ним подписи в стихах. Вскоре он стал общим любимцем семьи. Однажды кто-то из гостей графа Дерби, зная пристрастия художника, подарил ему старую и довольно редкую книгу «Приключения пятнадцати джентльменов», изданную в начале 1820-х годов и содержащую к примеру такое:
Худосочный старик из Тобаго,
Долго живший на рисе и саго,
Так себя истязал,
Пока врач не сказал:
«А теперь - бычий бок и малага!»
Лир сам начал сочинять и иллюстрировать для детей такие забавные пятистишия и смешил ими детей. За те годы, что он провел в имении Дерби, небылиц набралось много — на целую книгу. В имении графа, близ Ливерпуля, Лир прожил четыре года, подготовив и издав великолепный том рисунков попугаев, фазанов, сов, обезьян, черепах, змей, упрочивший его славу как художника-анималиста.
Год 1846-й оказался поистине судьбоносным для Эдварда Лира. Один за другим увидели свет сразу три его печатных труда: альбом пейзажей (и описаний) Италии, альбом рисунков экзотических питомцев графа Дерби и миниатюрная книжица «A Book of Nonsense» («Книга нонсенса») сборник забавных пятистиший, каждое из которых было любовно проиллюстрировано автором, причем совсем в другой манере, чем его реалистичные изображения животных или пейзажи. Простенькие рисунки, похожие на рисунки маленького ребенка, были такими же забавными, как и стихи. Поначалу Эдвард Лир стеснялся своего литературного дара, и потому свой первый поэтический сборник выпустил под псевдонимом Дерри из Дерри.

Обожал старый Дерри из Дерри,
Чтобы радостно дети галдели;
Он им книжку принес,
И смешил их до слез
Славный Дерри из города Дерри.

На первой странице Лир изобразил самого себя — круглым, смешным, длинноносым господином. К себе Эдвард Лир относился «всегда с юмором: «Я написал целые тома всякой чепухи, у меня ужасная физиономия, борода у меня седеет, а волосы выпадают, и когда я стану совсем лысым, я возьму и разрисую свою лысину зелеными и синими полосками...» Лимерики, вошедшие в сборник, первоначально предназначались внукам графа Дерби, коих Эдвард Лир учил рисованию. Вероятно, поэтому эти лимерики составляют как бы единое целое с рисунками самого Лира, которые сопровождают каждое пятистишие. Может быть, поэтому в этих лимериках так много географических названий — добросовестный педагог едва ли мог пройти мимо столь удачного повода подтянуть своих учеников ещё и по географии. Всего Эдвард Лир написал более двух сотен лимериков, а в его «Книгу бессмыслиц» вошло их, в конечном итоге, чуть более сотни. Буквально все они начинаются по-английски со слов «There was…» — «Жил-был…», «Жила-была…». В подавляющем большинстве лимериков жил-был – это какой-нибудь старик или немолодой джентльмен; затем идут молодые леди — их чуть больше двух десятков — и леди пожилые. Впрочем, пожилых леди Лир не слишком приветствовал: их у него всего-то трое… Персонажи «Книги нoнсенса» предавались всевозможным чудачествам: стояли на голове, отплясывали кадрили с воронами, ели краску или кашу, заправленную мышами, обучали ходьбе рыб, жили в птичьих гнездах и в кратерах вулканов…Они играют подбородком на арфе, носят смешные вещи не по размеру, громко кричат, отбиваются стульями от пчёл, словом, ведут себя чудаковато и нелепо. И в этом их свобода. Книга имела ошеломляющий успех, допечатывалась, переиздавалась. Первое издание такая библиографическая редкость, что его нет даже в Британской библиотеке. Книгу, что называется, зачитали, таким она пользовалась успехом. Подлинное имя сочинителя появилось лишь на третьем издании «Книги чепухи».
В 1846 году уроки рисования у Лира, наслышавшись о его талантах, брала сама королева Виктория, которая была еще молодой и десяти лет не была на троне (взошла на престол в 1837 году). Специалисты говорят, что после 12 занятий с Лиром ее рисунки улучшились. Когда Лир получил приглашение к королеве Виктории, вышла забавная история. В один прекрасный день в королевский дворец прибыл довольно неряшливо одетый человек, близорукий, неуклюжий. Он позвонил в колокольчик и сказал:
— Я пришел повидаться с королевой. Я Лир.
Пораженный слуга принял его за сумасшедшего, который выдает себя за короля Лира из шекспировской трагедии. Во дворец его в конце концов впустили: так приказала королева Виктория. Там, рассматривая коллекцию миниатюр, Лир забылся от восторга и воскликнул простодушно: «Где вы, ваше величество, достали эти прекрасные вещицы?» Королева ответила с достоинством: «Я их унаследовала, мистер Лир!..» Оба остались довольны друг другом, а Лир продолжал карьеру художника до конца дней, «переквалифицировавшись», впрочем, в «топографического пейзажиста», по его собственному определению.
Эдвард Лир с детства не отличался крепким здоровьем. У него была сильнейшая близорукость, катаракта и больные легкие. С детства он страдал эпилепсией. Ее припадки он научился предчувствовать и всегда удалялся. Кроме того, у него бывали приступы депрессии, хронический бронхит и астма. Все вместе взятое, но в особенности легкие, привели врачей к мысли, что зима 1847- 1848 года будет для него последней, если он не уедет из Англии с её сырым, холодным климатом. Так Эвард Лир покинул родную страну и переселился в теплые места, точнее, в Италию. В этой стране он стал писать пейзажи. В 1846 году вышло в двух томах иллюстрированное путешествие по Италии. Ему было тогда 34 года. Несмотря на все свои болезни, он оказался заядлым путешественником. Эдвард продавал свои рисунки и акварели и частным лицам, и издательствам, потому что в те времена интерес к дальним странам был большой, а фотографий еще не было. В ходу были иллюстрированные книги о путешествиях. Отовсюду Лир привозил огромное количество рисунков и издавал книги. Очень интересны его книги путешествий с видами Средиземноморья, в которых путевые заметки он дополняет неповторимой игрой слов, забавными рисунками-шаржами на самого себя и комичными историями.


Всё больше и больше богатых людей заказывают у него зарисовки пейзажей и достопримечательностей той или иной страны. Этим Эдвард Лир и жил, переезжая с места на место всю свою жизнь. Художник объездил все Средиземноморье, все острова Эгейского моря, Грецию, Италию, Албанию, Мальту, Палестину, был на горе Афон, в Египте, Париже, Берлине. Он добрался даже до Индии и Цейлона. Шестидесятидвухлетним стариком Эдвард Лир путешествовал по Индии. За каких-то полгода он отослал в Англию 560 рисунков, 9 книжек эскизов, 4 альбома. Всё это нашло отражение как в его живописных и графических произведениях, так и в стихах. Во время путешествий он рисовал и отсылал рисунки в Лондон. И писал письма друзьям. В каждом письме было что-нибудь забавное, какая-нибудь «бессмыслица». Предположим, человека зовут Тристан, так Лир обязательно изобразит его имя таким образом: «3-стан». А другой корреспондент вдруг получит по почте такое послание: «Трилли Риллиминкс! Инкли, тинки поблбокл аблесквобс». Лир нигде не задерживался дольше, чем на год.
В основном он путешествовал один. Немногие друзья, компаньоны и случайные попутчики, исчезали из его жизни, один за другим; дороги расходились в разные стороны, и от друзей оставались только письма. Портреты умерших друзей, висевшие в гостиной его виллы, он вынимал из рамок и перевешивал к себе в спальню. На стенах гостиной было полно пустых рамок. Эдвард Лир был замечательным музыкантом. Он садился к фортепьяно (между прочим, никто его не учил, Лир научился сам) и начинал исполнять разные песни, например, на стихи Альфреда Теннисона, самого знаменитого поэта того времени. Причем сам Теннисон, человек довольно нелюдимый и сумрачный, признавал, что из всех музыкальных переложений его стихов он может слышать только песни Лира, все остальное не годится. Лир сочинял чудесные мелодии к своим и чужим стихам. Он до конца дней ненавидел свой огромный нос, и, наверное, в значительной степени из-за этого ни разу не был женат. За всю жизнь Лир не завёл близких отношений ни с одной женщиной, у него не осталось потомков. Жил Эдвард Лир очень скромно, часто ему не хватало денег, но в те моменты, когда они у него были, он всегда помогал своим родственникам, друзьям и даже совершенно незнакомым людям. Так, просто прослышав однажды о бедствии в одной стране, он послал нуждающимся довольно крупную сумму денег.
Единственным, кто провел рядом с Лиром целых 15 лет, сопровождая его повсюду, был кот по кличке Фосс. Знаменитый спутник Эдварда Лира появился у него котенком в ноябре 1872 года. Это был короткошерстный полосатый кот с коротким хвостом. Хвост Фоссу отрубил суеверный садовник, который считал, что это верный способ отучить кота от бродяжничества. По описаниям, Фосс не обладал привлекательной внешностью, но стал широко известен благодаря рисункам своего хозяина. Одно из произведений Лира называется «Геральдический щит кота Фосса». Семь картинок изображают кота в разных позах и с разным настроением. Иногда Эдвард и Фосс отправлялись на прогулку в город, и кот важно шагал за своим хозяином. Такую сценку Лир зарисовал для своей юной племянницы. Фосс представлен и на иллюстрациях к стихотворению «Сова и кот». Упомянут кот и в стихотворении «Как приятно знать мистера Лира»: «Дружен с клириком он и с мирянином; И при нем старый Фосс, верный кот».

Эдвард очень любил кота. Широко известен факт, что специально для Фосса он перестроил свой новый дом, чтобы его планировка в точности копировала старый дом, привычный Фоссу. У Лира была вилла в Сан-Ремо. Напротив нее построили отель, и Эдвард, любивший зарисовывать пейзажи из окна, купил неподалеку еще один дом. Именно его и превратили в точную копию первой виллы, чтобы Фосс чувствовал себя в ней как дома. В предисловии к английскому изданию «Книги чепухи» приведен отрывок из письма Э. Стрэча своему отцу. Молодой художник гостил у Лира в 1882 году. Он побывал на обеих виллах гостеприимного хозяина и удивился, что они так похожи. Лир объяснил, что сделал это для удобства своего кота Фосса. Во время его рассказа в окно вспрыгнул Фосс собственной персоной. Он подошел к Стрэчу и съел кусочек тоста из его руки. Обычно Фосс не жаловал гостей и предпочитал скрываться в саду, когда в дом кто-нибудь приходил. По словам Стрэча, после этого поступка кота молодой художник навсегда завоевал симпатию Эдварда Лира.
Несмотря на жизненные неурядицы, Лир смог сохранить в себе черты ребенка. Именно это и помогало ему сочинять веселую бессмыслицу. В возрасте 71 год он записал в своем дневнике: «Жизнь сегодня слишком счастливая, чем этот ребенок заслуживает...» Фосс умер в ноябре 1887 года и был похоронен под большой надгробной плитой в саду своего хозяина. Лир пережил верного спутника всего на два месяца. Он умер в январе 1888 года в Сан-Ремо, там же и похоронен. Ему было 76 лет.
Эдвард Лир оставил потомкам небольшое, но удивительно цельное творческое наследие. Поэзия его светла и редкостно человечна. Его стихи чем-то напоминают школьный стишок-дразнилку, мимо которого просто нельзя пройти, не рассмеявшись. Наследие Эдварда Лира давно стало неотъемлемой частью английской литературы. И сейчас, спроси у любого английского школьника, он обязательно знает что-нибудь из Эдварда Лира, из «короля небылиц», что-то смешное и забавное. Его лимерики и баллады переводили на десятки языков.
 Эдвард Лир оказал заметное влияние на литературу ХХ века - как на поэзию, так и на прозу. Его творчеством вдохновился Льюис Кэрролл (вспомните его «Алису в стране чудес»), Даниил Хармс называл его в ряду своих самых любимых авторов. Сочинением лимериков баловались Р. Киплинг, Дж. Голсуорси, Дж. Джойс и еще сотни и тысячи известных и безымянных поэтов, не только в Англии, но и в России и в разных других уголках земли. Традиция нонсенса, остро воспринятая, развитая и утвержденная им, нашла свое продолжение и в русской поэзии – достаточно назвать имена Даниила Хармса, Корнея Чуковского и Самуила Маршака, который блестяще перевел «Джамблей» и еще несколько баллад Лира, но почему-то совсем не коснулся лимериков. Вот что писал С. Маршак об Эдварде Лире: «…Сейчас разговляюсь стихами. Для разбега перевожу стихи Эдварда Лира, родоначальника английской детской поэзии, первого создателя жанра «нонсенс» — «чепушистых» стихов. Это — просто прелесть! Столько в его книгах причуды, выдумки, душевной чистоты. И при этом Эдвард Лир один из самых музыкальных поэтов». «Переводить Лира очень трудно. Нелегко передать его разнообразный, гибкий ритм и мелодичность его стихов, воспроизвести на другом языке причудливую вереницу его образов. И все же я работал над переводами из Лира с живейшим интересом и удовольствием. Мне хотелось донести до моих читателей ту веселую игру, которая составляет сущность поэзии Эдварда Лира».
В России традиция перевода Лира насчитывает уже более века. Глубина и обаяние лировских миниатюр привлекают все новых интерпретаторов, позволяя каждому внести что-то свое в прочтение таких бесхитростных, на поверхностный взгляд, стишков. Однако многочисленные попытки познакомить русского читателя с Лиром на поверку чаще всего оказываются не переводами, а в лучшем случае вольными пересказами или разной степени талантливости подражаниями Лиру, ошибочно или вполне намеренно выдаваемыми за переводы короля нонсенса. Часто переводчики подставляют разнообразные географические названия, весьма далёкие от оригинала. Наибольший (количественный) вклад в русскую лириану внесли Г. Кружков, М. Фрейдкин, Е. Клюев, Ю. Сабанцев, С. Таск, О. Астафьева, М. Редькина. В 1992 году вышла книга лимериков в переводе Марка Фрейдкина. Вслед за ней появились переводы Евгения Клюева. В 2000 году известный поэт и переводчик Григорий Кружков выпустил превосходный сборник английской поэзии абсурда, в который вошли и некоторые стихотворения Лира.
Интерес к творчеству Лира не угасает, хотя переводить Лира невероятно сложно. Форма лимерика получила дальнейшее развитие в наши дни. Новые лимерики продолжают лучшие традиции. В России жанр лимерика активно развивается благодаря поэтам-иронистам, в частности, Анатолию Белкину, Игорю Иртеньеву, Сергею Сатину, Сергею Шоргину и многим другим. Диапазон «прицела» эксцентричного юмора лимериков беспределен - от политики и новейших научных открытий до сцен из жизни простого обывателя. Лимерики пишутся для людей всех возрастов и сочиняются людьми всех возрастов и профессий. Особенно популярен этот жанр среди самодеятельных авторов в Интернете. Лимерики пишут стимпанкеры и музыканты, программисты и оружейники:

* * *
Из письма анонимного Алла
Про супруга ТАКОЕ узнала...
Но в конце была фраза:
«Не ругайтесь так сразу:
Он о вас знает тоже немало».
Сергей Шоргин

* * *
Гражданка одна из России
Влезала куда не просили.
Из хаты с огнем,
Из стойла с конем
Ее на пинках выносили.
«Красная бурда»

* * *
Партизаны в лесах Белоруссии
Как-то раз развязали дискуссию:
Кто теперь носит звание
Чемпиона Германии,
«Кельн», «Бавария» или «Боруссия»?
arkhip

* * *
Пожилой джентльмен из Нью-Мексико
Подал в суд на компанию «Пепсико»:
Мол, напиток их пресен,
Слоган - неинтересен
И в рекламе - убогая лексика.
Классик

* * *
Я отнюдь не согласен во всём,
С санитаркой, сестрой и врачом.
Но не прыгну с окна,
Как почти вся страна.
Сумашедший, но всё-таки дом.
Слава Месхи

Подражание Агнии Барто:

Как-то в Дерри в предпраздничной давке
Молли бросила зайца на лавке.
С лавки слезть он не смог,
И под ливнем промок,
И кричал всем, что Молли мерзавка.

Наш племянник по имени Джонни
Обожает лохматого пони.
Расчесал ему гриву,
Напоил его пивом
И отправился в гости наш Джонни.

Как-то в Керри бычок выпил лишку.
На забор влез он, словно мальчишка,
И идет он, качается,
А забор уж кончается,
Упадет он: не надо пить слишком!

Наша Пегги безудержно плачет:
В речку Банн уронила свой мячик.
Тише, Пегги, не плачь!
Не утонет твой мяч:
По волнам океана он скачет.

Джон О'Нил чуть не умер от страха -
Из воды он вытаскивал рака.
Ну, а тот был не прост,
Быстро спрятал свой хвост
И за руку схватил бедолагу.
Анна Мурадова

Сам Лир никогда свои сочинения лимериками не называл, предпочитая слова - «нонсенс», «бессмыслица», считал себя художником, а не поэтом; да и слово «limerick» впервые появилось в печатном виде в 1892 году, уже после его смерти. Это старинная форма, которая восходит к песенкам 16 века. Они не только пелись, но они и плясались и в шекспировские времена, и позже. В печатном виде продавались на ярмарках и просто на улице, часто с нотами. Считается, что жители города Лимерик в Ирландии любили шутливые стихотворения, живописующие события диковинные и маловероятные, и весь жанр назвали в честь этого города. Лимерик состоит из пяти строк. Две длинные и две короткие, и последняя снова длинная. Первая рифмуется со второй и пятой, а третья с четвертой (AABBA). В каноническом лимерике конец последней строчки повторяет конец первой. Пишется он обычно анапестом (1-я, 2-я и 5-я строки — трёхстопным, 3-я и 4-я — двустопным). Сюжетно лимерик выстроен так: первая строчка рассказывает о действующем лице, вторая — что оно сделало или что с ним произошло, и далее — чем все закончилось. Вот, например, лимерик Эдварда Лира, посвященный кошке:
У одной обаятельной кошки
Поселились французские блошки,
И, представьте, она
В них была влюблена
И кормила их сливками с ложки.
Между прочим, учителя английского языка рекомендуют лимерики для обучения. Из-за своей лёгкости и потрясающего чудаковатого юмора лимерик очень нравится детям. Чёткая структура, запоминающаяся рифма и хороший ритм - отличная почва для использования лимерика в отработке навыков устной речи, произношения, пополнения словарного запаса и развитии мотивации к языку через творческие упражнения. Можете сами попробовать сочинять лимерики, подставляя свои географические названия. Кстати, Лир в своих странствиях границ российской земли не достиг, однако воображение нередко уносило его и туда.

* * *
Голосила девица в России,
Хоть её помолчать все просили;
Слушать не было сил,
Сроду не голосил
Так никто, как девица в России.

* * *
Откормил пожилой камчадал
Пса — жирнее никто не видал.
Добродушный оскал
И походка вразвал —
Для камчатских собак идеал.

* * *
Был курьезный старик из Молдавии,
И курьезней едва ли видали вы;
На свету и во мгле
Почивал на столе
Ненасытный старик из Молдавии.

* * *
Энергичной девице с Урала
Мух навозных орда досаждала;
Двух – убила ногой,
Трёх – залила водой,
А всех прочих на прут нанизала.

Почитаем ещё?

Кот и сова (перевод С. Маршака»

Кот и Сова,
Молодая вдова,
Отправились по морю в шлюпке,
Взяв меду в дорогу
И денег немного
(Чтоб за морем делать покупки).

Сова, поглядев на луну,
На волну,
Запела под звон гитары:
«Ах, милый мой Кот, ты хорош
И пригож.
Давай обручимся - нигде не найдешь
Такой восхитительной пары,
Такой, такой,
Такой, такой,
Такой восхитительной пары».

«Голубушка! - Кот
В ответ ей поет. -
Как ваше прекрасно лицо!
На вас, моя птица,
Хочу я жениться,
Но где бы найти нам кольцо?»

И ночи и дни
Скитались они,
Покуда в прибрежном лесу,
У края земли,
Свинью не нашли
С кольцом обручальным в носу,
В носу, в носу,
В носу, в носу,
С кольцом обручальным в носу.

- Продашь ли колечко иль дашь нам без денег? -
Свинья отвечала: - Продам! -
И этим кольцом обручил их священник -
Индюк, оказавшийся там.

В тот день они ели
Бисквит, карамели,
А вечером, счастья полны,
Рука в руке,
На прибрежном песке
Плясали при свете луны,
Луны, луны,
Луны, луны,
Плясали при свете луны...

* * *
Старичок по фамилии Валл
С черным вороном вальс танцевал.
Все кричат: «Не годится
Поощрять эту птицу!»
Сломлен горем, старик зарыдал.

* * *
Пьет напитки толстяк из Оттавы
Не от жажды, а ради забавы.
Все кричат: «Осторожно,
Так и лопнуть ведь можно!»
Но не слышит толстяк из Оттавы.

* * *
Услыхал старичок из Анконы
Пса бездомного вздохи и стоны
И, сочувствием движим,
Обошел с этим рыжим
Все углы-закоулки Анконы.

* * *
По ночам в чем-то белом девица
Обожала на небо дивиться;
Но небесные птицы
Напугали девицу,
И с тех пор уж она не дивится.

* * *
Раз у дамы возникла охота
Посидеть на колючках осота.
Повредили колючки
Ей и ножки, и ручки,
Вот она и грустит отчего-то.

* * *
Сухопарый старик из Болгарии
Был других стариков сухопарее.
Его прямо на стуле
Рулоном свернули—
И хранили в чулане в Болгарии.

* * *
Жил-был старичок у причала,
Которого жизнь удручала.
Ему дали салату
И сыграли сонату,
И немного ему полегчало.

* * *
Один старичок из Оттавы
Обличал современные нравы.
На совет: «Отдохни!»
Возражал он: «Ни-ни!
Я не все обличил еще нравы!»

* * *
Одного молодца из Ньюкасла
Черти бросили жариться в масло.
На вопрос: «Горячо?»
Он сказал: «Нет, ничо».
Вот какой молодец из Ньюкасла!

* * *
Жил великий мыслитель в Италии,
Его мучил вопрос: что же далее?
Он не ведал покою
И, махая рукою,
Бегал взад и вперед по Италии.

* * *
Жил старик на развесистой ветке
У него были волосы редки.
Но галчата напали
И совсем общипали
Старика на развесистой ветке.

* * *
Жил один джентльмен в Холихеде,
Разъезжавший верхом на медведе.
На вопрос: «Вы жокей?»
Отвечал он: «О'кей!»
Продолжая скакать на медведе.

* * *
Жил-был человек в Амстердаме,
Не чистивший шляпу годами.
Он в ней невзначай
Заваривал чай
И в ней же гулял в Амстердаме.

* * *
Жил да был старичок из Гонконга,
Танцевавший под музыку гонга.
Но ему заявили:
«Прекрати это - или
Убирайся совсем из Гонконга!»

* * *
Жила на горе старушонка,
Что учила плясать лягушонка.
Но на все «раз-и-два»
Отвечал он: «Ква-ква!» -
Ох, и злилась же та старушонка!

* * *
Жил один старичок за рекою,
Всей душой устремленный к покою.
Но шальная ворона
Вдруг прокаркала с клена:
«Нет покоя тебе за рекою!»

* * *
Жил-был старичок между ульями,
От пчел отбивавшийся стульями.
Но он не учел
Числа этих пчел
И пал смертью храбрых меж ульями.

* * *
Один джентльмен втихомолку
Забрался на старую ёлку.
Он кушал пирог
И слушал сорок,
На ту же слетевшихся ёлку.

* * *
Один старикашка с косою
Гонялся полдня за осою.
Но в четвертом часу
Потерял он косу
И был крепко укушен осою.

* * *
Жил-был старичок из Киото,
Постоянно жалевший кого-то.
Он увидел лягушку
И метнул ей ватрушку,
Благородный старик из Киото!

* * *
Жил-был старичок из Манчестера,
За которым погналися шестеро.
Он вскочил на скамью,
Перепрыгнул свинью
И совсем убежал из Манчестера.

* * *
Перед сном господин не проверил,
Хорошо ли он запер все двери...
Крысы съели без шума
Плед, четыре костюма
И бумаги в его секретере.

* * *
Был один старикашка с совой;
Постоянно сидел сам не свой,
Примостясь на заборе,
И в печали и горе
Пиво дул и делился с совой.

* * *
Жил на свете старик в бороде.
Говорил он: «Я знал, быть беде.
Две совы, три чижа
И четыре стрижа
Свили гнезда в моей бороде».

* * *
Симпатичная леди с Атлантики,
Завязавши ботинки на бантики,
Знай гуляла по пристани
Со щенками пятнистыми
И порочила климат Атлантики.

* * *
Длинноносый старик из Литвы
Говорил: «Если скажете вы,
Что мой нос длинноват,
В чем же я виноват –
Ведь не я так считаю, а вы!»

* * *
Проживал некий парень в Баку,
Не любил он лежать на боку:
Бегал он как шальной
В платье бабки родной -
В том, которое шло пареньку.

* * *
Шляпку некой прелестной девицы
Растрепали небесные птицы;
А она веселится:
Мол, сама этих птиц я
Приглашала на шляпку садиться!

* * *
Странноватого старца из Чили
В поведенье дурном уличили;
На ступенях сидел он,
Груши-яблоки ел он,
Необузданный старец из Чили.

* * *
Музыкальный старик на Меконге
Без конца упражнялся на гонге.
Все кричат: «Где закон,
Чтоб такие, как он,
День и ночь не играли на гонге?»

* * *
Экспансивная леди из Ланса
Не сумела прервать реверанса
И, как штопор, крутилась,
Пока в пол не ввинтилась,
Опечалив всех жителей Ланса.

* * *
Балерина одна из Большого
Фуэте закрутила толково.
Так упорно крутилась,
Что сквозь пол провалилась.
Вы не верите? Честное слово!

* * *
Подбородок арфистки «Ла Скала» -
Острый, вроде осиного жала;
Заточив эту часть,
Дама долго и всласть
Подбородком на арфе играла.

* * *
Дева юная из Португалии
Всё рвалась в океанские дали и
С крон дерев то и дело
В сине море глядела,
Но осталась верна Португалии.

* * *
Худощавая мисс из Афин
Была дверью расплющена в блин.
Но вскричала спокойно
«Это вовсе не больно!»
Та отважная мисс из Афин.

* * *
Слабонервная леди из Асти
Безутешно рыдала в ненастье.
Но когда было вёдро,
То вела себя бодро
Та капризная леди из Асти.

* * *
Господин, что гулял близ Везувия,
Изучал сочиненья Витрувия.
Книга рухнула в кратер...
И, увы, в результате
Пьет он горькую возле Везувия.

* * *
С малолетья старик с мыса Горн
Был не рад, что на свет порождёрн;
Всё на стуле сидел он,
Горевал и скорбел он,
Так и помер горюн с мыса Горн.

* * *
Грациозный старик из Вероны
Станцевал две кадрили с вороной,
Хоть вокруг говорили,
Что такие кадрили –
Это просто позор для Вероны.

* * *
Долго дети из города Ош
Папу мучили: «Праздник даёшь!»
Папа ныне в печали:
Всё детишки сожрали
И устроили в доме дебош.

* * *
На пиру у папаши с Востока
Дети съели и выпили стоко,
Так вели себя в зале,
Что вконец истерзали
И преставили папу до срока.

* * *
Был один старичок из Камчатки,
Чья собака носила перчатки.
Ее стиль и манеры,
Послужили примером,
И всем прочим собакам Камчатки.

* * *
Два туриста у кратера Этны
На вопрос отвечают конкретно.
Им кричат: «Горячо?»
Сверху слышно: «Ничё!»
Лгут, наверно, туристы у Этны.

* * *
Жил да был некий старец из Гретны,
Что однажды упал в кратер Этны.
«Там не жарко, скажи?»
Старец, склонный ко лжи,
«Да ничуть!» – отвечает из Этны.

* * *
У девицы на острове Крит
В платье незавершённость царит:
Нечто вроде мешка,
Даже без ремешка,
Крупным чёрным горохом пестрит.

* * *
Одна леди, не знаю откуда,
Ее шляпка была просто чудо.
Но размер и цвета
Ей мешали, когда
Выходила, не знаю откуда.

* * *
Жила-была дама приятная,
На вид совершенно квадратная.
Кто бы с ней ни встречался,
От души восхищался:
«До чего ж эта дама приятная!»

Посмотрим, как трактуют Лира современные русские переводчики:

There was a Young Lady of Russia,
Who screamed so that no one could hush her;
Her screams were extreme,
No one heard such a scream,
As was screamed by that lady of Russia.

Вот вам некая Мисс из России.
Визг ее был ужасен по силе
И разил, как кинжал.
Так никто не визжал,
Как визжала та Мисс из России.
Перевод Евгения Клюева

Жил мальчик вблизи Фермопил,
Который так громко вопил,
Что глохли все тетки,
И дохли селедки,
И сыпалась пыль со стропил.
Перевод Григория Кружкова

Юная дева одна из России
Вдруг оглушительно заголосила;
В дальних краях, где они прозвучали,
Воплей, подобных таким, не слыхали,
Что издавала гражданка России.
Перевод Юрия Сабанцева

Голосила девица в России
Так, что прямо святых выносили;
Слушать не было сил,
Сроду не голосил
Так никто, как девица в России.
Перевод Бориса Архипцева

У старушки одной на Руси
Голос был — хоть святых выноси.
‎Когда в полную силу
‎Она голосила,
Катастрофа была на Руси.
Григорий Кружков

Экс-первая леди Америки
столь громко вопила в истерике,
‎что вопли её
‎срывали бельё
у леди на Волге и Тереке.
Анатолий Вершинский

Вопль истошный исторгся из глотки
У дебелой российской молодки.
‎Наповал всех разил,
‎Кто не сообразил:
Перевод его — Водки мне! Водки!

Звук кошмарный подобно лавине
Всё сметает с весны и доныне.
‎Это русская крошка,
‎Что орёт словно кошка,
И, наверно, по той же причине.
Владимир Гутковский

Разоралась мадам из России —
Замолчать её не упросили.
‎Хоть под глазом синяк,
‎Не утихнет никак
Эта дамочка, символ России.
Галина Ицкович

Всё видавшие бабы России
По деревням вовсю голосили,
‎Песни как возопят,
‎Пробирает до пят.
Так века бабы выли в России.
Виктор Калитин

Дородная русская баба
размером со ствол баобаба
‎так орала, что Лир
‎отошёл в лучший мир.
Вот что значит вам русская баба!
Александр Князев

Одна русская мисс из глубинки
Так визжала, что лопались крынки —
‎Все молодки той глотке
‎Не годились в подмётки —
Вот какая в России глубинка!
Наталия Корди

Была в Ярославле девчушка —
Визжала она, словно чушка.
‎Так громок был визг,
‎Что разрушилась вдрызг
Простоявшая вечность церквушка.
Владимир Корман

Та звезда, как ни в чем не бывало,
сквозь майдан ]что попало орала.
‎И, разинувши рот,
‎слушал девку народ,
позабыв про серпы и орала.
Станислав Минаков

Говорили, одна россиянка
Начинала орать спозаранку.
‎Даже дюжий мужик,
‎Услыхав этот крик,
Не решался вступать в перебранку.
Виктория Серебро

Одна юная русская дама
Заглушала, визжа, пилораму.
‎Сразу ехали крыши
‎Всех, кто только услышал,
Как визжала российская дама.
Юрий Таранников

Члены фракции «Бабы России»
Весь парламент собой огласили.
‎Чтоб унять зычных жён,
‎Спикер вызвал ОМОН...
Но бойцов на щитах уносили...
Вита Тэ

Безутешная мисс из Манилы
Непрестанно рыдала и выла.
Кто услышал впервой
Тот немыслимый вой,
Чуть живой убегал из Манилы.
Марк Фрейдкин

Россиянка по имени Алла
Очень громкие песни орала.
‎Чтобы слух не терять
‎Уши всем затыкать
Приказала проказница Алла.
Борис Шрейбер

Сергей Васильев «Лимерики и другие стихотворения про стариков и старушек»

* * *
Жила-была в Риме старушка,
Большая, как мышка-норушка.
Но в пасть крокодила
Она угодила
И стала худая, как стружка!

* * *
Один старикан из Вероны
Не в силах был есть макароны.
Он шёл в огород
И распахивал рот -
И в рот залетали вороны.

* * *
Старушка одна из Италии
Случайно сжевала сандалии
И так завизжала,
Что всё задрожало
В Калькутте, Рязани и далее.

Ещё больше об Эдварде Лире – на сайте, посвящённом ему: http://lir.ramot.ru/
Лимерики на английском языке и их перевод на русский в блоге "Волшебный фонарик"

А какими стихами или лимериками Эдварда Лира могли бы поделиться вы?

6 комментариев:

  1. Ирина, спасибо за интересный и полезный материал! Прочитала на одном дыхании!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Анна Владимировна, спасибо, очень приятно!

      Удалить
  2. Ирина, у меня тоже пост готов про Эдварда Лира. Но появится завтра перед внеурочкой в 4 классах. Мы будем изучать Лимерики на внеурочном занятии по английскому языку. Ваш богатый материал я тоже собираюсь показать детям.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ирина, обязательно завтра почитаю Ваш пост. Какие вы молодцы - и английский язык, и литература - двойная польза для детей!

      Удалить
  3. Ирина, посмотрите мой сегодняшний пост, посвященный Эдварду Лиру. С его творчеством постоянно сталкиваются люди, изучающие английский язык.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо, Ирина, посмотрела - у Вас интересный пост - лимерики на английском и на русском. Сделала ссылку на Ваш блог.

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...