четверг, 11 июня 2015 г.

Встречаем новую книгу Андрея Жвалевского!


Вышла новая книга наших любимых авторов А. Жвалевского и Е. Пастернак «Бежим отсюда!», посвященная конкретному человеку – директору одной школы. Хочется познакомить читателей блога с этой чудесной книжкой и посоветовать обязательно прочитать её за лето вместе с детьми. Главная героиня Соня первого сентября идёт в четвёртый класс. Друзей у неё нет (только книжные – Эльф, Хоббит, Незнайка, Маленький Принц). Но есть любимая учительница Галина Эдуардовна. Но её-то первого сентября 4 «В» не дождался. А тут ещё на линейке представили нового директора – большую, суровую, даже страшную Валерию Кирилловну.

В ежегодном соревновании шефов для 1 – 4 классов 4 «В» стабильно занимал последнее место. За две недели в классе сменилось 8 учителей – некоторые и полдня не вынесли. Класс разболтался. Даже тихая умница Соня все уроки подряд читала принесённые из дома книжки. Но однажды утром в класс вошла Валерия Кирилловна и сказала: «С сегодняшнего дня уроки в вашем классе буду вести я». Несказанно повезло детям или не повезло – это как посмотреть. Учительница 4 «В» досталась очень необычная. можно сказать – ведьма. Нет, она не летает на помеле и не варит зелье из летучих мышей, зато может отправить в гости к саблезубым тиграм или к троллям, заколдовать дверь и показать, что творится внутри мобильного телефона. Сначала четвероклассникам было страшно, а потом - страшно интересно.
Попробуйте вместе с Соней и Толиком решить задачку: незнакомец предлагает Толику 500 рублей ежедневно, а тот каждый день должен отдавать в два раза больше, чем в предыдущий, начиная с одной копейки. Так ли это выгодно и кому? Не решите – загляните вместе с Соней в книжку Я. Перельмана «Живая математика». Чудеса происходят каждый день – братья-драчуны после визита к троллям научились дорожить друг другом. Валькирия, как прозвали директора четвероклассники, проводит необычную контрольную. Неожиданно для всех 4 «В» занимает первое место в первом этапе общешкольного конкурса «Поздравление в День учителя». Пустующее место рядом с Соней занимает Матвей. А вот – о сомнительной пользе пошловатых стихов с поздравительных сайтов. С этими шедеврами 4 «В» занимает последнее место в конкурсном этапе «День матери». Совет, который даёт Соне после провала Валькирия, пригодится и многим взрослым: «Учись говорить «Нет». Можешь что-то делать - соглашайся. Не можешь или не хочешь - отказывайся,- объяснила Валькирия. - Потому что реветь в туалете потом будешь ты».
Обязательно загляните в книжку и прочитайте, какой необычный Новый год показал 4 «В» на конкурсе! Книгу будет полезно прочитать и учителям, и родителям. Вот вы сумеете объяснить своему чаду, как решать задачки на движение? А вот Соня с одноклассниками смогли. И наглядно объяснили всё Матвею, которого мама мечтала отдать в математическую гимназию.
Обязательно прочитайте главу «Война». Война показана директором с помощью волшебного перемещения, но с мрачной стороны, с которой и надо ее показывать людям, чтобы они жили в мире, несмотря на цвет волос или другие различия. Вам это ничего не напоминает? Вот на чём надо учить детей, да и многих взрослых тоже (включая политиков на Украине). Выиграет ли 4 «В» в этом году конкурс? Всегда ли в жизни победа любой ценой важнее поражения? Как за учебный год изменятся четвероклассники и даже Валькирия, нет, Валерия Кирилловна? Отличное чтение с глубоким смыслом для детей и взрослых. Книга очень добрая. И всё в ней верно! И про чтение книг, и про честность, и про войну и игры в войну. Очень хорошо написано про дружбу и про первую любовь. Про то, что братьям и сестрам нужно беречь друг друга, потому что они самые родные люди. И все это увлекательно, непрямым текстом, а на доходчивых примерах.
Многие проблемы, которые поднимаются в этой книге, актуальны для любого возраста. Директор и учительница по прозвищу Валькирия чем-то напоминает Мэри Поппинс или очень страшную миссис Мерфи. Валькирия тоже кажется строгой и суровой, а в душе добрая. Валькирия воздействовала на детей строгостью, играми и сказками. Получается, что без этих трех факторов нет хорошего воспитания и образования. Есть над чем поразмышлять, читая эту книгу. Педагогам можно взять на заметку что-то из методов Валькирии. Авторы не дают вообще никаких рецептов, они скорее на хорошем примере показывают, как от правильных изменений в жизни все само становится на свои места.

Глава 14. Война

К апрелю 4-й «В» красовался на первой строчке табло. Сначала отличились во время сбора макулатуры. Мало того что натащили больше всех, так еще и начали рыться в принесенном. Нашли две редкие книги и чуть не двадцать просто хороших. Подарили школьной библиотеке, за что получили дополнительные баллы.
В День окружающей среды не стали, как все, делать презентации про глобальное потепление и Красную книгу, обошли окрестные дома и нашли пятерых котят, которые потеряли маму. «Вэшки» отнесли их к ветеринару, вылечили, кого надо, сделали прививки и раздали по хорошим людям. Так получилось, что «хорошими людьми» стали Вадик, Элька, Петя с Олегом и Соня. А за последнего, рыжего, котенка чуть не подрались Вероника и Даша. Но все-таки решили, что жить рыжий будет у Даши, а Вероника сможет приходить и играть с ним. Обо всем этом (кроме ссоры Даши с Вероникой) сняли ролик и получили за него законное первое место.
На 1 апреля никакого конкурса запланировано не было, но 4-й «В» решил проявить инициативу. С самого утра Соня с одноклассниками выстроились у порога школы и вручали каждому входящему улыбку на палочке. На изготовление улыбок пришлось угробить каникулы, но оно того стоило. Учителя и ученики целый день широко улыбались друг другу, у всех было отличное настроение, а оценки в этот день были выше, чем обычно. Даже основные соперники «вэшек» — 3-й «А» — решили, что за такое удовольствие не жалко 50 призовых очков в пользу 4-го «В».
Оставалось последнее серьезное испытание в учебном году — военная игра «Зарница», которую традиционно проводили в середине апреля. Одноклассники Сони рвались в бой в самом прямом смысле. Особенно радовались мальчишки, предвкушая, как они будут прорывать оборону противника и захватывать знамя.
— А давайте между собой потренируемся! — предложил Толик. — Мой дядя Сережа как раз накупил оружия для «Лазертага», хочет этим бизнесом заняться. Я с ним договорюсь.
Тренировку решили провести за городом, на заброшенном военном полигоне. Быстро поделились на команды и начали воевать. Поросшие травой блиндажи и бетонные бункеры, старые тусклые гильзы в черной весенней земле, пробитые пулями мишени в человеческий рост… Скоро Соне стало казаться, что она на реальном поле боя. И не только ей.
— А-а-а! — орали Петя с Олегом, стреляя направо и налево. — Сдохните, уроды!
— Смерть врагу! — отчаянно вопила Вероника. — Мочи синих!
А Вадик молча, но сосредоточенно палил во все, что двигалось. Соне стало страшно. Даша, которая «погибла» в первые же минуты, не стала возвращаться в игру, стояла и затравленно смотрела на всё это. Ничего не говорила и Валькирия. Смотрела и запоминала. Не проронила она ни слова и на обратном пути, хотя почти весь класс громко и с упоением вспоминал, кто кого «замочил».
А на следующий день Элька попросила отсадить от нее Вадика.
— Я не могу сидеть за одной партой с врагом! — заявила она.
Вадик побледнел и быстро пересел на свободное место на последней парте.
— Ты чего? — натужно рассмеялась Эльвира. — Это шутка!
Но Вадик так и не вернулся. Валькирия никак не прокомментировала этот случай, но, распуская всех по домам, предупредила:
— Завтра в музей пойдем.
— Знать бы еще, что это значит, — пробубнил себе под нос Толик.
— Опять она со своими загадками! — всплеснула руками Эльвира.
— Что-то будет, — сказала Соня Матвею.
И она угадала.
На следующий день было холодно и ветрено. Четвероклассники жались друг к другу на крыльце школы и ныли, что тащиться через весь город в музей неохота, что все классы как классы сидят по кабинетам или готовятся к «Зарнице». И у них будет дополнительный шанс победить!
— Зато вам будет что вспомнить, — сказала Валерия Кирилловна.
— Ох! — судорожно вдохнула Соня.
Петя с Олегом поежились.
— Я не поеду! — тут же заявила Элька.
— Валерия Кирилловна, наколдуйте, чтобы выключился дождь! Вы же можете! — попросила Даша.
— Не могу, — призналась учительница. — Но через три минуты я наколдую автобус. И в нем дождь не идет.
Ехали долго. Странно, но в этом музее четвероклассники не были ни разу. Даже не слышали о нем. 4-й «В» стоял в центре огромного зала, по периметру которого во много рядов висели фотографии.
— Это те, кто погиб во время войны, — монотонно рассказывала экскурсовод, — не все фотографии были найдены… Отдали родственники, искали по архивам…
Дети, попавшие в тепло с улицы, медленно отогревались. Экскурсовод продолжала бубнить, школьников потянуло в сон.
— Эта война была одна из самых длинных… Не осталось ни одной семьи, которую бы не затронуло… Вошла в историю как самая кровопролитная… В учебниках она так и названа — Война черных и белых.
— Каких? — удивилась Соня.
Одноклассники вокруг стояли со стеклянными глазами и давно уже не вникали в слова экскурсовода. Соня помотала головой, чтоб проснуться, и ей показалось, что парень на фотографии во втором ряду тоже помотал головой.
— Город разделился на два лагеря… Черные, как называли себя брюнеты, расположились в правой части города, а белые, то есть блондины, остались слева. Недалеко от места, где мы с вами находимся, находилось подполье рыжих. Они были вне закона, на них шла серьезная охота…
— Что? — еще раз спросила Соня. — Я ничего не понимаю, что это за война?
Парень с фотографии помахал ей рукой, потянулся и, с трудом подтянувшись на рамке, пролез из фотографии в зал.
«Я так и знала!» — подумала Соня и поискала глазами Валькирию. Ее в зале, естественно, не оказалось. Как и экскурсовода. Зато портреты на стенах один за другим исчезали, и зал стал заполняться людьми. Высокие и низкие, толстые и поджарые, блондины и брюнеты — и все, как один, мрачнее тучи.
Когда растворилась в воздухе последняя фотография, пропали и сами стены. 4-й «В» оказался посреди небольшой городской площади — только какого-то совсем другого города. Обшарпанные стены, выбитые стекла, обломки и осколки вокруг.
С одной стороны площади на стене дома висел грязновато-белый флаг, с другой — черный, порванный и как будто даже обгоревший по краям. Вдоль стен выстроились люди. Под белым флагом — светловолосые, под черным — брюнеты.
Четвероклассники во время превращения только стояли и растерянно вертели головами, но, когда метаморфоза закончилась, окружившие их люди заговорили разом.
— Предатели! Как вы могли! Отойди от этой черной мрази! Что ты делаешь рядом с покойником!
Десятки рук вцепились в детей и принялись их растаскивать. Блондинку Эльку утащили к белому флагу, туда же попали русоволосые Петя с Олегом, а заодно светленькая Соня. Брюнетов Вадика, Матвея и Толика оттащили к черным. А вот Дашу с Вероникой разделить не смогли. Темненькая Даша вцепилась в подружку-блондинку и закричала:
— Мы вместе! Мы не расстанемся!
Все больше жителей города — и с белой, и с черной стороны — пытались оторвать Дашу от обалдевшей Вероники, но это оказалось не так просто.
Неожиданно из бокового переулка раздался спокойный голос:
— Что вы с ними возитесь? Видите же, что предатели.
Жители немедленно расступились, оставив Веронику и Дашу посреди площади, а из переулка вышел странный человек. Он был лысый, но не просто лысый, а совсем безволосый — не было у него ни бровей, ни ресниц. Соня в одной энциклопедии читала, что есть такая болезнь, когда с тела человека пропадают все волосы. Она даже помнила фотографию из этой энциклопедии — футбольный судья со смешной фамилией Коллина. Но он был веселый и улыбался. А тот, что вышел из переулка, казался ни веселым, ни злым, ни грустным, ни… словом, никаким.
— Сами решайте, что делать с этими предательницами, — сказал он и отступил в переулок.
Его слова прозвучали как приказ. Несколько мужчин с белой и черной стороны вышли вперед, держа наперевес странные ружья: короткие и с очень широкими стволами. Они разом вскинули их и направили на Дашу с Вероникой.
— Не надо! — закричала Соня, но ее заглушил неожиданно громкий залп, а площадь заволокло дымом.
Когда дым развеялся, подружки исчезли, а там, где они стояли, лежала большая черно-белая фотография: Даша пытается заслонить собой плачущую Веронику.
— И так будет с каждым! — заявил брюнет с короткой клочковатой бородой.
— Предательства мы не допустим! — эхом отозвалась белая как снег дама с другого конца площади.
Неожиданно раздался бой невидимых часов, и горожане заторопились:
— Перемирие заканчивается! Все на позиции!
Толпа хлынула в противоположных направлениях: черные уводили с собой темноволосую половину четвертого «В», белые — четвероклассников со светлыми волосами.
Соне показалось, что она потеряла сознание, но она просто шла, как робот, ничего не замечая вокруг. Пришла в себя только в бараке, в котором ей дали койку рядом с одноклассниками.
— Мне эта игра не нравится, — сказал Петя.
— Какая игра? — зашипела на него Эльвира. — Видел, что сделали с Дашей и Вероникой?
— Но это же не по-настоящему? — неуверенно сказал Олег. — Валькирия же нас отсюда вытащит?
Ответить ему никто не успел.
— На политинформацию! — загремел рупор под потолком. — Все на политинформацию!
Подгоняемые старшими, четвероклассники оказались в центре барака, где было устроено что-то вроде актового зала. Только зрители перед небольшой сценой не сидели, а стояли.
На сцену вышла та самая дама (Соня про себя назвала ее Бледной), которая на площади кричала про предательство.
— Сегодня мы еще раз увидели, — начала она без подготовки, — как черные враги губят наших беззащитных детей! По вине черного выродка погибла прекрасная светлая девочка.
— Так вы же ее сами убили! — крикнул Петя, но его никто не услышал, потому что все вокруг встретили слова Бледной Дамы свирепым ревом.
— Это очередное подлое предательство черных! — продолжила Дама.
Она говорила недолго, но с таким напором, что Соня почувствовала себя совсем разбитой к концу «политинформации». У нее уже не было сил возражать, даже Петя с Олегом стояли, как мешком стукнутые. Очень трудно выслушивать наглую ложь о том, что видел своими глазами. А по словам Бледной Дамы получалось, что злая Даша напала на Веронику и подло убила.
— Мы пытались ее спасти! — завершила свою речь блондинка. — Жаль, не получилось.
Неожиданно погас свет, и на стене появилась фотография. Почти та же, что Соня видела на площади, только Веронику на ней защищала не Даша, а… Бледная Дама.
— Зато мы можем отомстить! Смерть черным!
Зал взорвался аплодисментами, от которых Соня чуть не оглохла.
До конца дня Соня с одноклассниками находились в безумном угаре. Их постоянно куда-то гоняли, заставляли что-то делать: то надевать белые флаги на древко, то чистить картошку, то разучивать гимн, из которого Соня запомнила только:
Белое знамя, вейся над нами.
Вейся над нами, Белое знамя.
Только когда после быстрого ужина всех уложили спать, Соня смогла собраться с мыслями. «Что это такое? Как отсюда сбежать? Почему Валькирия нас не спасает?» Соня пыталась мысленно вызвать Эльфа или кого-нибудь еще из настоящих друзей, но ничего не вышло. Тогда она повернулась на другой бок и уставилась в окно. Там была серая муть. Только далекий фонарь подмигивал. Соня, чтобы заснуть, стала считать вспышки — и поняла, что мигает фонарь странно. Три длинные, потом три короткие, потом опять три длинные…
«Это Матвей! Он подает сигнал!» — подумала Соня. Мысль была глупая, но неотвязная. Соня решилась, встала и на цыпочках двинулась к выходу, но ее перехватил толстый заспанный дежурный.
— Куда? — гаркнул он шепотом.
— Мне плохо, — тихо ответила Соня, — мне на воздух надо!
— А ну спать! — толстяк угрожающе положил ладонь на дубинку, которая болталась у него на поясе.
— Мне правда плохо. Меня сейчас стошнит.
Наверное, вид у Сони был убедительно несчастный, потому что дежурный отошел в сторону и прошипел:
— Пять минут!
Как только Соня оказалась на крыльце, кусты неподалеку раздвинулись — и там на самом деле показалась голова Матвея. Девочка с большим трудом сдержалась, чтобы не броситься к нему.
— Ты сбежал? — сказала она почти неслышно.
— Мне помогли, — ответил Матвей.
И тут же за его плечом возникла еще одна мальчишечья голова: чумазое лицо, торчащие уши… и рыжие волосы. Такие рыжие, что даже в темноте было заметно.
— Надо что-то делать! — быстро заговорил незнакомец. — Надо ночью всех убить! А то они сами поубивают друг друга! Надо их зарезать сонными! А лысых… их… их… вообще за ноги подвесить! Они нас друг на друга натравливают! Повесить — и палками бить, пока не сдохнут!
Соня поняла, что сейчас ее на самом деле стошнит.
— Нет! Не надо! — взмолилась она. — Надо не так…
Наверное, это было сказано слишком громко, потому что мгновенно на крыльце появился мрачный дежурный.
— С кем это ты болтаешь? — спросил он, выхватывая дубинку.
— Стихи рассказываю, чтобы уснуть! — брякнула Соня первое, что пришло в голову.
И вдруг вспомнила стишок, очень подходящий к случаю. Она повернулась к кусту, где прятались Матвей с рыжим незнакомцем, и продекламировала:
— В школе дрались рыжие с сивыми. И те и другие считали себя красивыми. Драться кончили, когда стали лысые. И было не понять, где рыжие, a где белобрысые1.
— Глупый стих! — разозлился дежурный. — Марш в кровать!
На следующее утро суета началась снова — четвероклассников без жалости гоняли на все грязные работы: мыть пол, стирать белье взрослых, помогать на кухне. Беготня прерывалась только на «политинформации», во время которых Бледная Дама врала всё больше — и всё громче ей аплодировали.
После третьей «полинтинформации» Элька вдруг сказала:
— А что, все справедливо. Мне лично Даша никогда не нравилась! Она меня в реке когда-то чуть не утопила!
— Что ты несешь! — закричал Петя, набросился на Эльвиру и принялся ее дубасить.
Хорошо, что все это происходило за бараком, куда их послали складывать дрова, поэтому никто не увидел.
— Эля! — сказала Соня плачущей подружке. — Все это неправда! Очнись! Они все врут! Но мы с Матвеем уже придумали, как выкрутиться.
И Соня рассказала одноклассникам о событиях прошлой ночи.
— И что? — не понял Олег. — Как нам всех сделать лысыми?
— Не знаю, — призналась Соня. — Но Матвей что-нибудь придумает.
Перед самым ужином к Соне подошел белобрысый мальчик, которого она в бараке до этого не видела — но он показался смутно знакомым. Мальчик сунул ей в руку пузырек с какой-то жидкостью и шепнул:
— Подмешайте в ужин. Сами не ужинайте.
— Это что, — испугалась Соня, — яд?
— Нет, — недовольно ответил тот, — просто снотворное. Зато все до утра будут спать, и тогда…
Тут Соня его узнала.
— Но ты же был рыжим! — ахнула она.
— Тссс! — прошипел мальчик, но было уже поздно — несколько взрослых услышали последнюю фразу Сони и бросились к нему.
Мальчик попытался сбежать, но его догнали и сдернули с головы белый парик. На солнце незнакомец оказался не просто рыжим, а прямо ослепительным апельсином. На расстрел «шпиона-выродка» повели перед самым ужином. Сначала Белая Дама полчаса рассказывала о преступлениях, которые хотел совершить «этот недочеловек», а потом рыжий вдруг поднял голову и крикнул:
— Главное, чтобы я не зря…
Договорить ему не дали. Грянул залп — и на асфальт, кружась, как последний осенний лист, упала черно-белая фотография. Рыжая шевелюра на ней выглядела просто серой.
Весь ужин Соню поздравляли соседи по бараку. Бледная Дама объявила, что только бдительность «этой светлой девочки» помогла спасти всех от страшной гибели. Соня молчала. У нее была одна забота: не допустить, чтобы кто-то из друзей съел хоть кусочек каши, в которую они успели добавить снотворное.
Через полчаса после ужина весь барак храпел. Белые воины уснули кто где, в самых разных позах. Петя с Олегом обшарили кладовку и нашли несколько машинок для стрижки и бритв. Брить четвероклассники не умели да и стригли не очень, так что работа затянулась до утра. Зато когда над крышами покраснело небо, все воинство Белых стало безусловно лысым.
Очень хотелось отдохнуть, но тут появился Матвей.
— Вы уже всё? — спросил он.
Соня устало кивнула.
— А где Зак?
— Кто?
— Который принес тебе снотворное!
Соня молча протянула фотографию. Матвей вздохнул.
— Жаль. Но отдыхать пока рано. Если они проснутся в бараке, то снова придумают какое-нибудь отличие. Повязку или на лбу маркером напишут что-нибудь.
— Так что, — заплакала Эльвира, — все зря?
— Нет, — сказал Матвей, — но придется еще немного потрудиться… Кстати, и самим нужно побриться, а то утром нас первых убьют.
Жители Черно-Белого города начали просыпаться только к обеду. Они поднимали головы и не могли понять, как оказались на главной площади. А главное — кто это сопит рядом? Друг? Враг?
— Черные выродки опять хотят захватить власть! — неуверенно закричала высокая лысая женщина.
— Смерть белым оккупантам! — проорал в ответ маленький лысый мужчина.
И посмотрели друг на друга с ненавистью.
Соня огляделась вокруг. Странные лысые люди пристально присматривались друг к другу, пытаясь разглядеть остатки волос. Все это выглядело пародией на войну.
— Ой, не могу, — со стороны городской ратуши раздался хохот, — белые оккупанты… черные выродки…
Худенький парнишка с оттопыренными ушами, лысый, но весь в веснушках, покатывался со смеху.
— Убить рыжую сволочь! — крикнул мужчина.
— А вы докажите, что я рыжий, — утирая слезы смеха, произнес мальчишка, — вы ж теперь своего от чужого в жизни не отличите!
— Черные все сволочи! Отличим! — закричал щуплый подросток.
— Это белые все сволочи! Вы хотите нас убить! — ответила ему молодая бойкая девчонка.
— Это вы хотите нас убить!
— Да мы вообще мирные. Мы никогда первыми не нападаем!
— Это мы первыми не нападаем!
— А кто же тогда нападает первым? — парень с девушкой спросили это хором и переглянулись.
— Нам говорили, что достаточно убить всех белых, и наступит мир, — уверенно сказал парнишка.
— Чтобы наступил мир, нужно убить всех черных! — уверенно отрапортовала девочка лет десяти.
— Так убейтесь все, и точно мир наступит! — прокричал им веснушчатый парень. — Вас используют, а вы поддаетесь!
На площади между тем начался кавардак. Кто-то плакал, кто-то заново знакомился, кто-то пытался найти «своих».
Высокая женщина, которая кричала первая, о чем-то горячо спорила с толстым маленьким мужиком. Соня прислушалась.
— Я знаю, где штаб лысых. Давай собирай своих, пойдем громить.
— А с рыжими что будем делать?
— Рыжие пусть пока поживут. С ними потом разберемся. Нам сейчас, главное, власть не упустить.
— Не дадим нас одурачить! В бой! — закричала женщина и взмахнула рукой.
— Да как вы можете! — закричала Соня. — Вы же опять войну устраиваете вместо того, чтоб дать людям пожить спокойно! Неужели нельзя просто жить? Почему обязательно надо кого-то ненавидеть!
— Уйди отсюда, девочка, — зашипели на нее взрослые. — В бой!!!
— Слушай, тебе надо, иди и воюй,— сказала большая уставшая женщина, — а у меня четверо детей, мне работать надо.
— Отойдите вдвоем с толстым и бейтесь, — подхватил пожилой мужчина. — Только подальше отойдите, чтоб не задело кого.
Худая и толстый обескураженно отошли в сторону и даже попытались там подраться, но получилось вяло. Без куража.
— Я поняла! — закричала Соня, оглядывая площадь. — Лучшая защита от войны — это сделать так, чтоб ее не было! Не надо бороться за мир! Нужно просто не воевать!
В этот момент толстый направил на нее ружье. Последнее, что видела Соня, — Матвей, который пытался ее оттолкнуть.
Соня пришла в себя под монотонный бубнеж. Она его уже где-то слышала. Давно. В другой жизни.
— Война белых и черных закончилась неожиданно. До сих пор ученые спорят, почему однажды у всех людей в городе выпали волосы. У многих тогда был шок. Но постепенно жизнь наладилась. С тех пор пошла мода красить волосы в самые разные цвета или делать у себя на голове контрастные пряди, показывая, что ты не принадлежишь ни к какому клану. Единственный предрассудок, который так и не смогли пережить, это недоверие к рыжим. К ним в нашем городе отношение настороженное. Хотя и это постепенно уходит в историю.
Когда экскурсия закончилась, все молчали. Молча встретили Валькирию. Она тоже ничего не стала говорить, вывела всех и усадила в автобус.
— Ой, у тебя волосы появились, — сказал Матвей Соне на подъезде к школе, — смотри, всё стало, как раньше.
— Нет, — сказала Соня, — не всё. Мы изменились. И как раньше, уже не станем.
На следующее утро 4-й «В» решил отказаться от участия в «Зарнице».
— Не будем мы никого убивать, — выразил общее мнение Вадик, — даже понарошку.
— Но тогда плакало наше первое место! — сказал Толик. — А мы весь год работали, мы старались!
— Толик, — сквозь слезы сказала Эльвира, — есть вещи важнее первого места.


Читайте другие замечательные книги Андрея Жвалевского и Евгении Пастернак («Время всегда хорошее», «Правдивая история Деда Мороза» и др.) и ваше лето будет гораздо интереснее!

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...