пятница, 8 мая 2015 г.

«Чествуем погибших и живых…»


Нас двадцать миллионов

От неизвестных и до знаменитых,
Сразить которых годы не вольны,
Нас двадцать миллионов незабытых,
Убитых, не вернувшихся с войны.

Нет, не исчезли мы в кромешном дыме,
Где путь, как на вершину, был не прям.
Еще мы женам снимся молодыми,
И мальчиками снимся матерям.

А в День Победы сходим с пьедесталов,
И в окнах свет покуда не погас,
Мы все от рядовых до генералов
Находимся незримо среди вас.


Есть у войны печальный день начальный,
А в этот день вы радостью пьяны.
Бьет колокол над нами поминальный,
И гул венчальный льется с вышины.

Мы не забылись вековыми снами,
И всякий раз у Вечного огня
Вам долг велит советоваться с нами,
Как бы в раздумье головы клоня.

И пусть не покидает вас забота
Знать волю не вернувшихся с войны,
И перед награждением кого-то
И перед осуждением вины.

Все то, что мы в окопах защищали
Иль возвращали, кинувшись в прорыв,
Беречь и защищать вам завещали,
Единственные жизни положив.

Как на медалях, после нас отлитых,
Мы все перед Отечеством равны
Нас двадцать миллионов незабытых,
Убитых, не вернувшихся с войны.

Где в облаках зияет шрам наскальный,
В любом часу от солнца до луны
Бьет колокол над нами поминальный
И гул венчальный льется с вышины.

И хоть списали нас военкоматы,
Но недругу придется взять в расчет,
Что в бой пойдут и мертвые солдаты,
Когда живых тревога призовет.

Будь отвратима, адова година.
Но мы готовы на передовой,
Воскреснув,
вновь погибнуть до едина,
Чтоб не погиб там ни один живой.

И вы должны, о многом беспокоясь,
Пред злом ни шагу не подавшись вспять,
На нашу незапятнанную совесть
Достойное равнение держать.

Живите долго, праведно живите,
Стремясь весь мир к собратству
сопричесть,
И никакой из наций не хулите,
Храня в зените собственную честь.

Каких имен нет на могильных плитах!
Их всех племен оставили сыны.
Нас двадцать миллионов незабытых,
Убитых, не вернувшихся с войны.

Падучих звезд мерцает зов сигнальный,
А ветки ив плакучих склонены.
Бьет колокол над нами поминальный,
И гул венчальный льется с вышины.
Расул Гамзатов

* * *
— Ну что с того, что я там был?
Я был давно, я всё забыл.
Не помню дней, не помню дат,
Ни тех форсированных рек.
— Я неопознанный солдат,
Я рядовой, я имярек.
Я меткой пули недолёт,
Я лёд кровавый в январе.
Я прочно впаян в этот лёд,
Я в нём, как мушка в янтаре.
— Ну что с того, что я там был?
Я всё избыл, я всё забыл.
Не помню дат, не помню дней,
Названий вспомнить не могу.
— Я топот загнанных коней,
Я хриплый окрик на бегу,
Я миг непрожитого дня,
Я бой на дальнем рубеже,
Я пламя Вечного огня
И пламя гильзы в блиндаже.
— Ну что с того, что я там был,
В том грозном быть или не быть?
Я это всё почти забыл.
Я это всё хочу забыть.
Я не участвую в войне —
Она участвует во мне.
И отблеск Вечного огня
Дрожит на скулах у меня.
Уже меня не исключить
Из этих лет, из той войны,
Уже меня не излечить
От тех снегов, от той зимы.
Вдвоём — и с той землёй, и с той зимой
Уже меня не разлучить,
До тех снегов, где вам уже
Моих следов не различить.
Ну что с того, что я там был?!
Юрий Левитанский

* * * 
Чествуем погибших и живых,
Тех, кто пал, Отчизну защищая,
Имена навек запомним их,
Жизнь они свою за нас отдали.
С каждым годом все короче ряд
Очевидцев тех боев кровавых,
Пусть же взрывы больше не гремят,
Не тревожат застарелой раны.
Ваш геройский подвиг не забыть,
Пусть года бегут неумолимо,
Но сирени бархатная кисть 
В вашу честь цветет неопалима!
А. Сурков


Год 41-й – год 45-й...  

И в сорок первом,
И в сорок пятом
Война мальчишек
Брала в солдаты,
Ломала судьбы,
Они так хрупки,
Людей крошила,
Как в мясорубке.
Творила беды
Война-злодейка,
Там пуля-дура,
А жизнь-копейка.
Не каждый воин
Победу встретил.
Им так хотелось
Пожить на свете.
Остались лица
На жёлтых фото,
Читает память
Их письма с фронта.
Большому горю
Какая мера,
Год сорок пятый –
Год сорок первый?
К. Вуколов 

* * *
По всей России карточки висят - 
линялые семейные знамена.
Но даже те, кому под пятьдесят,
не всех на снимках помнят поименно.

Права живых - любить и забывать.
Любая боль с годами остывает.
Нельзя полжизни безответно звать
и помнить, что ответа не бывает.

Я говорю, а не могу сказать.
Я всех назвал, а снова называю.
Мне б только нить, мне только нить связать!..
Но тороплюсь - и часто обрываю.

Да пропади ты пропадом, судьба!
Мне б нить связать между собой и теми,
на карточках, где слава и гроба
и корчится обугленное время!.. 
Геннадий Русаков

* * *
Гремят истории колокола,
Взывая к памяти моей,
И в них набаты
Жестоких битв и созиданий даты,
И праздники, чья ширь и даль светла...
И, позабытый, вновь встает рассвет,
И кто-то в травы падает, сраженный,
И город, артиллерией сожженный,
От дыма чёрен и от пепла сед.
Они гремят, в них отзвук прежних дней,
Намек, подсказка, предостереженье.
Кто помнит, тот не знает пораженья,
Кто помнит, тот беспамятных сильней.
Н. Грибачев

* * *
Меняются цифры, стираются даты,
Но в памяти вечно шагают солдаты.
Стучат и стучат в голове батальоны
И сон выбивают из глаз воспалённых.
И снова и снова – разъезды, заставы,
Составы, и рельсы, и стрелок суставы.
Зудят провода, провожая депеши,
Леса, да болота, да топи, да леший –
На ветке закрученный домик улитки
Да ветер осенний, продрогший до нитки.
Там липкое небо стекает за ворот,
Там город рукою ракеты распорот.
Там корчатся в судорогах танки и люди.
И кажется, нет им конца и не будет…
Разрывы то сбоку, то дальше, то ближе!
Там рухнул отец мой в дорожную жижу.
Дома догорают, и плавятся крыши…
Там младший братишка упал и не дышит!

Дым, дым, дым…
На этой земле, где сгинул брат.
Где кости сложил отец, -
Меня на испуг не возьмёт снаряд,
Ни бомба и ни свинец!
Виктор Гончаров

У вечного огня 

Мне писать всегда об этом страшно:
Жизнь прожив средь звонкой тишины,
Посвящать слова свои прекрасным
Людям, не вернувшимся с войны.

Словно сердце павшего солдата,
Бьётся пламя вечного огня.
День Победы – горестная дата,
Сгусток боли в сердце у меня.

Преклоняя трепетно колени,
Я кладу к подножию букет.
Как огонь сожженных поселений,
Запылал малиновый рассвет.

И спешат седые ветераны
Помянуть погибших в той войне,
И войной оставленные раны
Беспокоят, кажется, вдвойне.

Оставляют капли дождевые
Мокрый след на каменных щеках,
Памятники, будто бы живые,
Держат мир спасённый на руках.

Я хочу, чтоб люди вспоминали,
Завоёван он какой ценой,
Чтобы дети, внуки мои знали
О войне по книгам и кино.
Г. Шеховцов 

 «Я слышал от многих…»

Я слышал от многих,
Что в мире
На все времена
В конечном итоге
Победа
Живым, а не мертвым нужна.
Нужна, как награда,
Во имя судьбы сыновей.
О горькая правда
Далеких,
Военных, немыслимых дней!
Давно мы не дети.
У нас подрастают сыны.
И четверть столетья
На свете Россия живет без войны.
И смотрит уныло
На мир
Бесконечный погост,
Где звезд на могилах
Не меньше,
Не меньше, чем на небе звезд.
Что — мертвым!
Ни слова.
Они замолчали навек.
Не слышать им снова
Весною
Дыханья распахнутых рек.
Не слышать дыханья
Зерном отягченных полей,
Не бредить стихами,
Не ведать
О жизни своих сыновей.
А вера,
С которой
Под танки ложились они,
Пройдет по просторам
Отчизны,
Заглянет в грядущие дни,
Напомнит о долге
Потомкам на все времена:
В конечном итоге
Победа,
Победа и мертвым нужна!
Владимир Фирсов

Дым отечества

От него никуда нам не деться.
Он жестокою памятью стал
Потому,
Что под сердцем у детства
Черным пеплом войны оседал.
Сколько было тревог пережито,
Лишь припомнишь —
И видишь: вдали
Дым над полем, где вызрело жито,
Дым над Ельнею, стертой с земли.
Черный снег ниспадавшего пепла
Оседал на поля и леса,
Украина
От дыма ослепла,
Над Россией
Черны небеса.
Белоруссии небо
Не в силах
Поглотить эту страшную тень.
Даже тлели кресты на могилах
От горящих вдали деревень.
Надо ж было на свет народиться
И увидеть на вечной земле
С обожженными крыльями птицу,
Чуть живую, в остывшей золе.
Потерпи, одинокая птаха!
Как-нибудь до весны доживем…
Я ее обогрел под рубахой
Небогатым сиротским теплом.
Зимовали мы в тесной землянке.
В ней казалось в те дни веселей,
Ведь ее озаряла
Зорянка
Благодарною песней своей.
А весною,
Когда отпотела
На холодных деревьях кора,
Улетела она, улетела…
Будто только вчера улетела,
Будто все это было
Вчера.
Оттого ли, что трудно дышалось,
И сегодня под сердцем лежит
В том дыму обретенная жалость
Ко всему,
Что обязано жить.
Равнодушие души не тронет
Поколенью,
Чье детство — война.
Мы, как порох, уснувший в патроне,
У тебя под рукою, страна.
Если надо,
Мы вспыхнем, как пламя,
В самый горький для Родины час.
Лишь бы дети, спасенные нами,
Иногда вспоминали о нас.
Потому-то нам так и понятен
И душе опаленной сродни
Тот, что сладок, и тот, что приятен,
Дым Отечества
В мирные дни.
Владимир Фирсов

Эпилог

— Вернешься — ты будешь героем,
ты будешь бессмертен, иди! —
И стало тревожно, не скрою
что-то кольнуло в груди,
и рухнул весь мир за плечами:
полшага вперед — и в века…
Как это не просто — в молчанье
коснуться рукой козырька,
расправить шинельные складки,
прислушаться к дальней пальбе,
взять светлую сумку взрывчатки
и тут же забыть о себе…
А почестей мы не просили,
не ждали наград за дела.
Нам общая слава России
солдатской наградой была.
Да много ли надо солдату,
что знал и печаль и успех:
по трудному счастью — на брата,
да красное знамя — на всех.
Григорий Поженян

Память

1
Свойство есть у памяти такое, — 
С детства радость помня наизусть, 
Горе — даже самое большое — 
Обращать в приглушенную грусть.
Как уйти от дорогой могилы? 
Как забыть? Уйми глухую дрожь, 
Если горе сразу не свалило, 
Значит, ты его переживешь.
Если б нам не помогала память, 
Не гасила прошлое вдали, — 
Все пройдя, что пережито нами, 
Мы бы жить, наверно, не смогли.

2
Только, кроме этой нашей, личной,
Есть другая память — точный счет,
Что крупицы жизни единичной
В поступь поколений соберет.
Это счет годов и счет столетий,
Это то, что вспомнят наши дети,
То, что в книгах правнук наш прочтет.
И, гордясь свершенными делами, 
Видя наших вещих звезд огни, 
Боль и кровь, что пережиты нами, 
Не забудут никогда они.
Лев Ошанин

"Держись, ветеран!"

Пожалуйста, будьте любезны,
Прохожие, к нашим дворам
Пока ещё сам из подъезда
Выходит седой ветеран.

Парадная форма, погоны
И орденских планок – экран.
Идёт ветеран по району,
Смотрите, идёт ветеран!

А день по-весеннему синий,
Земля отдыхает от ран,
Идёт ветеран по России,
Замрите, идёт ветеран!

История в новом столетье
И новым открыта ветрам.
Идёт ветеран по планете –
Великой войны ветеран!

Давно отгремели грозы,
Блестят ордена и слёзы,
Тюльпаны горят и розы –
Держись до конца, ветеран.
Ася Горская

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...