среда, 20 мая 2015 г.

Эмиль Верхарн – большой поэт из маленькой страны

К 160-летию со дня рождения (21.05.1855–27.11.1916)

Эмиль Верхарн – выдающийся бельгийский поэт и драматург, один из крупнейших представителей европейского символизма. Автор более двадцати сборников стихотворений. Жил и творил в конце XIX-начале XX века – на большом историческом рубеже. Верхарн - фламандец, родился в местечке Сент-Аман, неподалеку от Антверпена, в буржуазной семье. Учился в университете в Лувене, по окончании которого занимался некоторое время адвокатской практикой. Примкнув к литературной группе «Молодая Бельгия», Верхарн всецело посвятил себя литературе.

Формирование Верхарна как поэта совпало с тем моментом истории Бельгии, когда происходило становление ее культуры. «Быть собой» – вот лозунг, одушевлявший общественное и литературное движение Бельгии того времени. Этим пафосом был захвачен и Верхарн. Самопознание бельгийской литературы нашло в его поэзии наиболее последовательное и яркое выражение. Верхарн сделал предметом лирического изображения героическое прошлое своего народа и трагическое настоящее. Капиталистический город, успехи производства, науки и техники и… медленное умирание бельгийских деревень. Яркое многообразие родной природы и одухотворенность любовного чувства. Наступала эпоха грандиозных социальных перемен и Верхарн, как и многие другие писатели того времени, слышал и чувствовал приближающиеся исторические перемены. Но всегда Верхарн оставался писателем глубоко национальным и с полным правом мог утверждать: «Во мне живет и мыслит вся моя страна».
Поэзия Верхарна стала известна русскому читателю в 1905-1906 годы, именно тогда на страницах русской периодики появились первые переводы поэзии бельгийца. Творчество Верхарна оказалось близко русским литераторам, которые в ту эпоху искали пути познания новой реальности, реальности двадцатого века. Горький называл Верхарна великим поэтом. Брюсов – «величайшим поэтом современности». «Данте современности» – таким русский поэт видел поэта бельгийского, «Данте» – в силу своей современности и в силу своей универсальности. Первая страница «русского Верхарна» написана именно Брюсовым – он очень ценил бельгийского поэта и считал его своим учителем и считал, что Верхарн «принадлежит к числу писателей, именем которых означают целые эпохи».

Каждый читатель, любящий и понимающий поэзию, найдет в Верхарне что-то «свое», так писал в своей статье «Данте современности» Валерий Брюсов, исследователь и переводчик творчества Эмиля Верхарна. В ней же он говорит о том, что правильно фламандская фамилия поэта произносится как Верхарен (Verhaeren), или, еще точнее: Ферхарен.
«Тот, кто любит интимную лирику, полюбит Верхарена за его задушевно-нежные песенки «Светлых, послеполуденных и вечерних часов» («Les Heures Claires», «Les Heures d'apres-midi», «Les Heures du Soir»). Кто предпочитает поэзию природы, проникновение в ее стихийную жизнь, в духе нашего Тютчева, тот возьмет книгу Верхарена о двенадцати месяцах года («Almanach») или будет перечитывать его проникновенные стихи о дожде и снеге, о море и равнинах, о вечерах и восходах, особенно же о ветре, который как-то исключительно близок и понятен поэту и для изображения которого он нашел наиболее певучие, наиболее звукоподражательные ритмы. Поклонник античного мира увидит в драме Верхарена «Елена Спартанская» ожившей архаическую Грецию, со всей ее красочностью, пышностью, сложно-примитивной страстностью. Ищущий сильных страстей, буйства чувства – будет вполне удовлетворен пылкой, немного романтической трагедией о «Филиппе II», в которой трагический пафос достигает высшего напряжения. Любителю фольклора много скажут «Легенды» Верхарена, в которых он использовал родную старину, ее предания, обычаи, песни, поговорки. Изучающий пластические искусства не пройдет мимо вдумчивых, уже становящихся классическими, монографий Верхарена о Рембрандте и Рубенсе, мимо его же работ о Джемсе Энсоре, Тео ван Риссельберге и других современных художниках, но, может быть, еще с большей радостью откроет стихи Верхарена, посвященные «старым мастерам», и его поэмы, воссоздающие в словах весь яркий и мощный мир образов Рубенса и его последователей... И еще многие другие найдут в творчестве Верхарена отзыв на свои самые заветные мечты, увидят те же пути, по которым шли сами, услышат ответ на вопросы, которые мучат их самих...» (из статьи В. Брюсова «Данте современности»).

Стихотворения (перевод В. Брюсова)

Мир
Мир состоит из звезд и из людей
Там, в высоте
Спокон веков, таинственно далеких, Там, в высоте,
В садах небес, роскошных и глубоких, там в высоте,
Вкруг солнц, бесчисленных и сходных
С огнистым улеем, там, в высоте,
В сверкании пространств холодных,
Вращаются, впивая дивный свет,
Рои трагических планет.
Неведомо когда,
Как рою пчел, им жизнь дала звезда,
И вот они летят – пылинки мира –
Среди цветов и лоз, в садах эфира;
И каждая из них, свой вечный круг чертя,
Сверкая в тьме ночной, а днем в лучах сокрыта,
Уйдя далеко, вспять опять бежит своей орбитой
И к солнцу-матери влечется, как дитя.
С сердцами из огня, с устами как из меда,
Они вскрывали суть, глася в среде народа,
И все случайные полеты разных дум,
Как улей, собирал их озаренный ум,
И тяготели к ним приливы и отливы
Исканий пламенных, разгадок горделивых;
И тень прислушивалась, впивая их слова;
Дрожь новая прошла по жилам вещества:
Утесы, воды, лес почувствовали нежно,
Как дует ветер с гор иль ветерок прибрежный;
Прибой возжаждал плясок, листок обрел полет,
И скалы дрогнули под поцелуем вод.
Все изменилося до глубины заветной –
Добро, зло, истина, любовь и красота
Живыми нитями единая мечта
Соединила все в покров души всесветной,
И мир, откуда встал невидимый магнит,
Признал закон миров, что в небесах царит.
Мир состоит из звезд и из людей.

Человечество
Распятые в огне на небе вечера
Струят живую кровь и скорбь свою в болота,
Как в чаши алые литого серебра.
Чтоб отражать внизу страданья ваши, кто-то
Поставил зеркала пред вами, вечера!
Христос, о пастырь душ, идущий по полянам
Звать светлые стада на светлый водопой,
Гляди: восходит смерть в тоске вечеровой,
И кровь твоих овец течет ручьем багряным...
Вновь вечером встают Голгофы пред тобой!
Голгофы черные встают перед тобою!
Взнесем же к ним наш стон и нашу скорбь! Пора!
Прошли века надежд беспечных над землею!
И никнут к черному от крови водопою
Распятые во тьме на небе вечера!

Молитвенно
Ночь в небо зимнее свою возносит чашу.
И душу я взношу, скорбящую, ночную,
О, господи, к тебе, в твои ночные дали!
Но нет в них ничего, о чем я здесь тоскую,
И капля не падет с небес в мои печали.
Я знаю: ты – мечта! И все ж во мраке ночи,
Колени преклонив, тебе молюсь смиренно...
Но твой не внемлет слух, твои не видят очи,
Лишь о самом себе я грежу во вселенной.
О, сжалься, господи, над бредом и страданьем,
Я должен скорбь излить здесь, пред твоим молчаньем.
Ночь в небо зимнее свою возносит чашу.

Той, что живет близ меня
Лобзанья мертвые годов минувших
Оставили печать на дорогих чертах;
Поблекло много роз и на твоих щеках
Под строгим ветром лет мелькнувших;
Твои уста и ясные глаза
Не блещут больше молнией летучей,
И над твоим челом не виснет тучей
Твоя густая черная коса;
И руки милые, с задумчивым мерцаньем
На пальцах, никогда уже не льнут ко мне,
Чтоб целовать мой лоб в минутном сне,
Как утро мхи целует с трепетаньем;
И тело юное, то тело, что мечтой
Я украшал с волнением когда-то,
Уже не дышит свежестью и мятой,
И плечи не сравню я с ивой молодой.
Все гибнет и – увы! - все блекнет миг за мигом,
И даже голос твой как будто изменен.
Как зрелый мак, твой стройный стан склонен,
И юность поддалась невидимым веригам!
И все ж моя душа, верна, твердит тебе:
Что мне до бега лет, назначенных судьбе!
Я знаю, что никто во всей вселенной
Не изменит восторженной мечты,
И для любви, глубокой, неизменной,
Не значат ничего прикрасы красоты!

Источники: Брюсов, В. Данте современности// В. Брюсов Собрание сочинений: в 7 т.- М.: Художественная лит., 1975.- Т.6.- С. 409-41;


Обзор подготовлен библиотекарем отдела АХЛ Галиной Фортыгиной

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...