суббота, 18 октября 2014 г.

Папа Алисы Селезнёвой

Киру Булычеву - 80


Источник фото
Сегодня, 18 октября, исполнилось бы 80 лет Киру Булычеву (1934 – 2003), знакомому нам с детства по рассказам о девочке Алисе из XXI века. Тому самому писателю-фантасту, по книгам которого сняты замечательные фильмы "Через тернии к звездам", "Москва—Кассиопея", "Отроки во Вселенной", "Гостья из будущего", "Подземелье ведьм" и, конечно, мультик "Тайна третьей планеты", автору циклов фантастических произведений о городе со странным названием Великий Гусляр, об ИнтерГалактической полиции, о докторе Павлыше... Несколько десятилетий он затыкал собой гигантскую брешь в отечественной детской фантастике, оставаясь единственным классиком этого жанра. Его фантастика очень человечная, без нагнетания страха, взрывов, мрачного будущего нашей планеты. Фантастика добрая, умная, улыбчивая — такая, как и её создатель, серьезный ученый Игорь Всеволодович Можейко.

Игорь Всеволодович Можейко родился 18 октября 1934 года в Москве. Отец - Всеволод Николаевич Можейко, из белорусско-литовских шляхтичей, в возрасте 17 лет прибыл в Петроград, работал слесарем, а после рабфака поступил на юридический факультет университета, одновременно работая в профсоюзе. С будущей женой, Марией Михайловной Булычёвой, познакомился, проверяя карандашную фабрику Хаммера, где она работала. Дочь офицера, полковника Михаила Булычёва, преподавателя фехтования Первого Кадетского корпуса, до революции обучалась в Смольном институте благородных девиц. После революции она освоила рабочую специальность, а затем окончила автодорожный институт, была специалистом по химической защите, перед войной – комендантом Шлиссельбургской крепости. В 30-е годы отец ушел из семьи. Отчим, учёный-химик, Яков Исаакович Бокинник, погиб на фронте в 1945 году.
Первой книжкой, которую маленький Игорь прочитал сам, был «Доктор Айболит». Второй такой же увлекательной книгой стала книга Сетона-Томпсона «Домино», после которой он решил стать биологом. Книгой номер один для него надолго стал пятитомник Брэма «Жизнь животных». В 8 лет любимыми книгами стали повести Ольги Перовской «Ребята и зверята» и книга Чаплиной «Кинули». После в его жизнь вошли «Путешествие натуралиста вокруг света на корабле «Бигль»» Чарльза Дарвина и «Жизнь насекомых» Фабра. По роману Обручева «Плутония» и книгам Ивана Ефремова он изучал палеонтологию.
Игорь Можейко с детства он мечтал стать художником и даже поступил в художественную школу. Когда серьезно заболел, много пропустил, и школу пришлось оставить. Но всю жизнь серьезно увлекался живописью, работал и акварелью, и графикой, писал портреты, в том числе очень выразительные автопортреты и шаржи, а также лирические пейзажи и натюрморты, собирал образцы юго-восточной живописи.
После окончания школы Игорь по комсомольской разнарядке поступил в Московский институт иностранных языков имени Мориса Тореза, который окончил в 1957 году. Два года работал в Бирме переводчиком и корреспондентом АПН, потом вернулся в Москву, поступил в аспирантуру Института востоковедения АН СССР. Писал историко-географические очерки для журналов «Вокруг света» и «Азия и Африка сегодня». В 1962 году окончил аспирантуру, с 1963 года работал в Институте востоковедения, специализируясь на истории Бирмы. В 1965 году защитил кандидатскую диссертацию по теме «Паганское государство (XI—XIII века)», в 1981 году — докторскую диссертацию по теме «Буддийская сангха и государство в Бирме».
Кир Булычев был разносторонней личностью –   писатель, историк, ученый-востоковед, он много путешествовал, был в Гане, Ираке, в молодости жил в экзотической Бирме, хорошо знал английский и бирманский языки, много переводил и сочетал в себе самые разные таланты. Хотя его больше знают как писателя-фантаста, он еще и автор фундаментальных научных работ по истории стран Юго-Восточной Азии, по буддизму. Эти книги публиковались под его настоящей фамилией – Можейко. Он был доктором исторических наук, работал ведущим научным сотрудником Института востоковедения. Кроме специальных исследований у него выходили интересные исторические научно-популярные книги – «1185 год», «Пираты, корсары, рейдеры», «7 и 37 чудес». Вышла целая серия его книг «Тайны истории» – дополнение к традиционным учебникам, по-новому освещающая загадочные исторические происшествия в самых разных странах мира, устраняющая «белые пятна» мировой истории и заполняющая их красочными и яркими рассказами.
Говоря о разносторонности интересов, нужно сказать и о Можейко-коллекционере.  Игорь Всеволодович был одним из крупнейших специалистов по фалеристике – науке о наградах. Он собрал не только уникальную коллекцию наград разных стран и эпох, но и большое количество военных головных уборов – от киверов наполеоновской гвардии до фуражек бирманской армии. В его книге «Беседы о фалеристике» он дал тщательный анализ возникновения и развития системы наградных знаков в мире.
Игорь Можейко не считал себя писателем: «Я — не писатель. Никогда им не был. Писал то, что хотел». Наверное, только тогда книги обретают настоящую, подлинную любовь читателей, когда автор пишет то, что хочет, что ему интересно. Началось все со счастливого случая. В журнале «Искатель» готовился к выпуску сборник фантастики. Один из рассказов в последний момент решено было не печатать. Рассказа нет, а на обложке сборника — динозавр в банке, герой того самого «выбывшего» рассказа. Всем сотрудникам дали задание срочно придумать новый рассказ с динозавром! Победил в конкурсе рассказ ученого-востоковеда «Когда вымерли динозавры?». Так Игорь Можейко стал Киром Булычевым, подарившим читателям множество замечательных фантастических произведений.
«Маунг Джо будет жить» - первый рассказ опубликован в 1961 году. С 1965 года начал писать фантастические произведения,  издавались они только под псевдонимом. Первый фантастический рассказ «Долг гостеприимства»  был опубликован как «перевод рассказа бирманского писателя Маун Сейн Джи». Это имя Булычёв использовал ещё несколько раз, но в основном фантастические произведения выходили под псевдонимом «Кирилл Булычёв» — «сконструирован» из имени жены и девичьей фамилии матери писателя. Позже имя «Кирилл» на обложках книг стали писать сокращённо — «Кир.», а потом и без точки, так и получился знаменитый «Кир Булычёв». Иногда встречалось и сочетание Кирилл Всеволодович Булычёв. Настоящее имя писатель хранил в тайне до 1982 года, опасаясь, что для руководства Института Востоковедения фантастика - серьёзное занятие, и боясь, что после раскрытия псевдонима будет уволен.
Вышло несколько десятков книг Булычева, сотни опубликованных произведений. Игорь Всеволодович был поэтом с очень широким диапазоном – от лирики до шуточных и сатирических стихов. У него вышло несколько поэтических сборников. Кроме сочинения своих произведений, переводил на русский фантастические произведения американских писателей.
Издательство «Эксмо» в 2005—2007 годах в серии «Отцы-основатели: Русское пространство» выпустило практически полное собрание сочинений Кира Булычёва в 18-и томах.
Кир Булычёв - автор более двадцати сценариев, в том числе таких фильмов, как «Гостья из будущего» (по повести «Сто лет тому вперёд»), «Через тернии к звездам», «Лиловый шар». За сценарии к художественному фильму «Через тернии к звёздам» и полнометражному мультфильму «Тайна третьей планеты» в 1982 году стал лауреатом Государственной премии СССР. При вручении премии и был раскрыт псевдоним писателя, но ожидаемое увольнение не произошло.
Кир Булычев (Игорь Можейко) - лауреат премии в области фантастики «Аэлита» (1997), кавалер «Ордена рыцарей фантастики» (2002). В 2004 году Кир Булычёв посмертно стал лауреатом шестой международной премии в области фантастической литературы имени Аркадия и Бориса Стругацких («АБС-премия») в номинации «Критика и публицистика», за серию очерков «Падчерица эпохи».
Жена — Кира Алексеевна Сошинская — архитектор по образованию,  писатель-фантаст, художник, иллюстратор его книг, переводчик, дочь — Алиса Лютомская (Можейко) (род. 1960) — архитектор, в её честь названа Алиса Селезнёва, внук Тимофей — студент МАРХИ.
Умер Кир Булычев 5 сентября 2003 года после тяжёлой и продолжительной болезни в возрасте 68 лет. Похоронен в Москве на Миусском кладбище. Такой писатель, как Кир Булычев, надолго и навсегда останется в нашей литературе. Посмертно выходят последние его произведения, в частности, большой увлекательный роман «Убежище», задумывавшийся как русский аналог серии о Гарри Поттере. 
Он был по-настоящему добрым человеком, со светлой душой и любящим сердцем, поэтому в его честь теперь учреждается еще и специальный приз – приз за добрую фантастику, служащую объединению людей и способную сделать реальный мир хотя бы немножко человечнее и добрее – приз имени Кира Булычева. На ежегодном фестивале фантастики «Роскон» вручается премия Кира Булычева.
В Москве, в парке Дружбы, есть «Аллея Алисы Селезневой» - единственная в мире аллея, названная в честь литературной героини. Эта рябиновая аллея посажена поклонниками творчества Кира Булычева. Как заметила как-то раз девочка Алиса, «в истории остается главное». А главное – нам в наследство остались добрые, умные книги с верой в будущее настоящего писателя, открывшего свой мир во Вселенной.

Премии и награды:
1984 — EuroCon (ESFS Awards), (SeaCon) Best short story writer / Лучший автор рассказа
1993 — Бронзовая Улитка (Малая форма)
1994 — Беляевская премия (Научно-художественная книга)
1993 — Зиланткон (Большой Зилант)
1997 — Аэлита (Премия «Аэлита»)
1999 — Мраморный фавн (Эссе)
2000 — Сигма-Ф (Диплом «Если»: Критика)
2000 — АБС-премия (Критика и публицистика)
2001 — Сигма-Ф (Малая форма, рассказы и циклы рассказов)
2002 — Аэлита (Орден «Рыцарь фантастики» имени И. Халымбаджи)
2003 — Странник (Паладин фантастики)
2004 — РосКон (Фантастиковедение. 2 место («Серебряный РОСКОН»))
2004 — Странник (Критика)
2004 — РосКон (Приз «Алиса»)
2004 — Сигма-Ф (Диплом «Если»: Публицистика )
2004 — Бронзовая Улитка (Публицистика)
2004 — Портал (Критика, литературоведение, эссе)
2004 — Интерпресскон (Критика / публицистика)
2004 — АБС-премия (Критика и публицистика)
2005 — Сигма-Ф (Крупная форма)
2008 — Беляевская премия (Специальная премия Жюри)

7 вещей, предсказанных Киром Булычевым (Комсомольская правда, 17 окт. 2014
1. Современный скайп. Герои книги «Сто лет тому вперед» переговаривались по видеомагнитофону.
2. Электронная газета. В книге про приключения Алисы Булычев описал электронную газету, которую можно было подобно современным онлайн-версиям изданий загрузить на специальное устройство и прочесть.
3. Робот-домохозяйка. В семье Алисы Селезневой робот выполнял функции няньки, уборщицы и повара одновременно. Сегодня уже никого не удивляют роботы-пылесосы, которые сами катаются по полу, убирая пыль или намывая полы. Есть и экспериментальные макеты роботов, еще не вошедшие в массовое производство, которые способны не только выполнять бытовые операции по распоряжению хозяев, но даже готовы поддержать разговор с ними.
4. Самоуправляемые автомобили. В будущем Кира Булычева не было водителей или таксистов - автомобили и многие другие транспортные средства ездили сами. В реальности работа над машинами-беспилотниками идет с середины прошлого века. Самостоятельно паркуются уже многие модели современных автомобилей. Существуют авто с системой торможения при угрозе наезда или столкновения. А в США проводятся эксперименты, в ходе которых беспилотный автомобиль курсирует по улицам небольшого городка.
5. Автоматы со снеками. В книгах писателя в Москве будущего на остановках можно было одним нажатием клавиши получить из специального столбика мороженое, лимонад или бутерброды. Сейчас автоматы со снеками стоят в Москве и других городах России.
6. Джамперы. По книге в Москве будущего Коля увидел подростков с пружинами на ногах. Сейчас это модное развлечение подростков-экстремалов.
7. 5D-кино. В рассказе «Ржавый фельдмаршал» (1968) Булычев описывает фильм с эффектом присутствия, букетом запахов и термоэффектами. Сегодня кинозалы с такими спецэффектами - чаще аттракционы. Но 3D-видео уже прочно вошло в нашу жизнь.

Булычёв о своём детстве:
«...Когда мне было 12 лет, никто, конечно, и я в первую очередь, не подозревал, что из меня получится писатель, тем более что даже и читателем я был не бог весть каким.
Я вырос в Москве, на Сивцевом Вражке, возле Арбата. Школа наша, 59-я, стояла на Староконюшенном переулке. Дома там были старые, а в больших старых домах были дворы. Пожалуй, именно двор и определял мою мораль и мое поведение.
Мы жили как бы стаями. Каждый двор — свои ребята, свои отношения, своя вражда или дружба с соседскими. Например, группа домов между Малым Власьевским и Староконюшенным переулками имела три двора. Я принадлежал к первому, у которого были напряженные отношения со вторым, но вполне дружеские — с третьим. А так как в школу ходили проходными дворами, то в периоды обострений это путешествие не всегда было безопасным. Когда только началась война, второй двор откуда-то добыл сирену, которой объявляли воздушную тревогу. А так как все хотели защищать Москву и сбивать гитлеровские бомбардировщики, то зависть нашего двора трудно описать. Правда, мне было лишь семь лет и меня гнали с крыши, когда ребята постарше залезали туда тушить зажигалки. Но мне-то казалось, что я сражаюсь с фашистами не меньше, чем взрослые... Помню, как с фронта на три дня приехал отчим. Зима выдалась снежная, двор был завален снегом по пояс, я при первой же возможности вытащил отчима во двор, который мы превратили в укрепрайон. перекопав траншеями и дотами. И он, понимая, что поднимает до небес мой авторитет, давал советы, как лучше оборудовать командный пункт и позиции для пулеметов. На несколько дней я стал человеком уважаемым, отблеск славы настоящего старшего лейтенанта с орденом Красной Звезды упал на меня... Отчим погиб в мае сорок пятого, за три дня до Победы.
И как раз, когда мне исполнилось двенадцать, война кончилась. Я был уже человеком достаточно взрослым и сознательным, но однажды почувствовал себя маленьким мальчиком на первой в жизни елке — это случилось в один из дней конца апреля 1945 года. Мать, придя с работы, взяла меня и сестру и, ничего не объясняя, повела на Гоголевский бульвар. Мы сели на лавочку возле памятника Гоголю. Начало темнеть... Вдруг зажглись фонари. Один, другой... Стали вспыхивать окна. Мы бегали по бульвару, кричали и прыгали. Все люди радовались как дети. В этот день отменили затемнение. Значит, уже ни один фашистский самолет не долетит до Москвы. Никогда! Никогда!
Сегодня пожилые люди порой воспевают жизнь военных и первых послевоенных лет—коммуналки, в которых жили почти все, голод и тогдашнюю вроде бы особую близость людей. Конечно, это было. Но, по-моему, в большей степени это — ностальгия по собственному детству. Каким бы ни было, в памяти сохраняется хорошее. А вот у меня в памяти умиления перед той жизнью в тесной коммуналке нет. Люди в нашей коммуналке были разные. Были и добрые, были и скандальные. А одни из наших соседей трудились в хозяйственном управлении МГБ — у них и после войны всегда было вдоволь еды и питья. Мы с сестрой Наташкой знали, что у нас только мама, которая работает инженером, а вечером раскрашивает анилиновыми красками стеклянные картинки для поликлиник. Как приработок. Словом, коммерческие магазины — не для нас. Коммерческие магазины — для зажиточных. В том. сталинском, послевоенном мире было немало жулья и несправедливости. И это тоже надо помнить. Правда, мы тогда не очень задумывались. Были заняты. И хоть, наверное, есть разница в наших занятиях и занятиях сегодняшних двенадцатилетних, в принципе мы жили по тем же законам. По ребячьим законам.
Телевидения не было, поэтому была пропасть свободного времени. Голубой экран заменяло кино. На Арбате располагалось несколько небольших кинотеатров. Таких теперь не строят. Почему-то считается, что кинотеатр должен быть громадным дворцом на две тысячи мест, не меньше. На Арбате же стояли «Аре», «Наука и знание», «Юный зритель», «Художественный». «Юный зритель», напротив зоомагазина, был нашим родным домом — уютным и мирным. Новых фильмов шло мало, так что мы ходили по нескольку раз на каждый. И особенно в те годы любили «трофейные» — «Индийскую гробницу», «Тарзана», «Джордж из Динки джаза»...
Мне представляется, что каждый из тогдашних ребят занимался в каком-нибудь кружке. Я, например, ходил в авиамодельный. Он размещался на первом этаже дряхлого двухэтажного Дома пионеров. Как трудно было раздобыть тонкую папиросную или вощеную бумагу, бамбук для моделей! На моей совести осталось преступление — я выдрал прокладки из папиросной бумаги, что были в большом старинном томе «Истории искусств», стоявшем на полке над диваном. И от того, что это преступление так и не было раскрыто, оно не стало меньшим. Второе мое преступление подобного рода не осталось безнаказанным. От отчима остались синие тома «Истории военного искусства». В них были картинки, изображавшие рыцарей, стрельцов, римских легионеров. А так как игрушечных солдатиков для себя мы делали сами, то я подкладывал под страницу копирку и лист бумаги и с нажимом обводил картинки карандашом. Мне казалось, что книге от этого хуже не станет. Но когда, сразу после войны, мать решила отнести эти тома в букинистический, их не приняли, так как сочли испорченными. Мать не бранилась, но я остался без лыжной куртки.
Интересно, что в солдатики мы играли довольно долго, лет до четырнадцати. Правда, эта игра претерпела длительную эволюцию. Коля Журун, мой одноклассник, придумал новую игру, которая захватила половину нашего класса. Он стал делать солдатиков из карандашей. От карандаша отрезался цилиндрик длиной сантиметра полтора, в верхней его части вытесывалась голова. «Туловище» оборачивалось полоской бумаги, на которой рисовали мундир или костюм, а на голову приклеивали шляпу или фуражку. Эти махонькие солдатики были удобны тем, что для них можно было строить большие города, крепости из картона. В городах были дома — с комнатами, залами, были казармы, театры. Сейчас я понимаю, что эта игра оказала немалое влияние на нашу последующую жизнь. Коля Журун, который строил самые большие города, стал архитектором, Лодик Якубович — оператором комбинированных съемок, я — конструктором вымышленных миров, или, попросту говоря, писателем-фантастом. Вот так».

О книгах Булычева
В своих произведениях Кир Булычёв охотно обращался к ранее придуманным и описанным персонажам, в результате чего получилось несколько циклов произведений, в каждом из которых описываются приключения одних и тех же героев.
 Наиболее известен цикл произведений Кира Булычёва, главная героиня которого — школьница (в первых рассказах — ещё дошкольница) XXI века Алиса Селезнёва. Имя героине автор дал в честь своей дочери Алисы, родившейся в 1960 году. Первыми произведениями цикла стали рассказы, составившие сборник «Девочка, с которой ничего не случится». Приключения Алисы происходят в самых разных местах и временах: на Земле XXI века, в космосе, на океанском дне и даже в прошлом, куда она забирается на машине времени. Существует даже ещё один, «внутренний» цикл «Алиса и её друзья в лабиринтах истории», рассказывающий о приключениях детей XXI века в прошлых временах. В первых произведениях Алиса была единственным из основных персонажей ребёнком, а повествование велось от лица космобиолога профессора Селезнёва, отца Алисы (автор, судя по одной из повестей, назвал его своим настоящим именем — Игорь). Позже повествование стало вестись от третьего лица, а основными героями, вместе с Алисой, стали её ровесники — одноклассники и друзья. Часть книг цикла ориентирована на детей младшего возраста. Такие книги представляют собой, по сути, сказки, в них нередко действуют волшебники и сказочные существа, происходят чудеса. Да и в более «взрослых» книгах имеется заметный элемент сказочности. Сам Булычёв в интервью не раз говорил, что ему не хочется больше писать про Алису. Но персонаж оказался сильнее автора: Алиса Селезнёва стала таким же «вечным героем», как Шерлок Холмс Конан Дойля, и Кир Булычёв периодически снова возвращался к ней. Последняя повесть об Алисе — «Алиса и Алисия», была закончена автором в 2003 году, незадолго до смерти.
Цикл о вымышленном городе Великий Гусляр (прототипом которого послужил Великий Устюг Вологодской области). В Гусляр наведываются инопланетяне, там множество странных жителей, там происходят необычайные события. И там же живут обычные нормальные люди, которым, из-за особенностей окружения, время от времени приходится решать совершенно неожиданные проблемы и даже в самых странных обстоятельствах оставаться прежде всего людьми. Произведения цикла написаны очень легко и с юмором, их приятно и неутомительно читать, при том, что в них нередко затрагиваются вполне серьёзные вопросы и проблемы. Гуслярский цикл содержит около семидесяти произведений, в нём семь повестей (некоторые из них в разное время издавались под разными названиями), остальное — рассказы. Первый рассказ — «Связи личного характера» — появился из дорожного знака «Ремонтные работы», на котором, как показалось автору, у рабочего было три ноги. Рассказ был написан специально для болгарского журнала. Произведения цикла создавались в течение почти тридцати пяти лет, начиная с 1967 года. Цикл рождался стихийно, оттого в ранних рассказах появляются герои-однодневки или герои, которые уезжают из города навсегда, но в следующих рассказах вдруг снова появляются. На карте вымышленного города постепенно появлялись новые объекты, и в середине 90-х годов в журнале «Уральский следопыт» появилась карта города Великий Гусляр. Постепенно цикл рос, сейчас его повести и рассказы располагаются по пяти сборникам: «Чудеса в Гусляре», «Пришельцы в Гусляре», «Возвращение в Гусляр», «Гусляр-2000» и «Господа Гуслярцы». Некоторые рассказы цикла в официальные сборники не входят.
Традиционная для советской НФ космическая фантастика, повести и рассказы с различными сюжетами, повествующие о полётах землян в космос, на другие планеты и об их приключениях там. Цикл объединяет один общий герой — доктор Владислав Павлыш, космический врач. Прототипом послужил врач Владислав Павлыш с судна «Сегежа» (это же название Булычёв дал одному из космических кораблей, на которых летал в книгах доктор Павлыш), с которым писатель совершил плаванье по Северному Ледовитому океану. Этот цикл не является, строго говоря, сериалом, он создавался не «под героя». Просто в написанных в разное время и на разные темы «космических» произведениях встречается один и тот же человек, причём в одних произведениях он выступает как главный герой, в других — как рассказчик, в-третьих — просто как один из многих персонажей. Опубликовано девять произведений, в том числе и знаменитая повесть «Посёлок», некоторые из них выходили частями и под разными названиями. Повесть «Тринадцать лет пути» — первое произведение из цикла о докторе Павлыше.
Андрей Брюс, агент Космофлота, является персонажем двух произведений — «Агент КФ» и «Подземелье ведьм». В ходе своих путешествий по делам межпланетного космического агентства, герой сталкивается с необходимостью проявить настоящее, неподдельное мужество и решимость. В первом романе Андрей Брюс сталкивается с заговором на планете Пэ-У, в реалиях которой узнаётся знакомая автору Мьянма. Второй роман — «Подземелье ведьм» (экранизирован в 1989 году, роль Брюса исполнил Сергей Жигунов), посвящён последствиям удивительного эксперимента по ускорению эволюции животного и растительного мира, и социального развития людей, который провели на одной дальней планете неведомые представители высокоразвитой цивилизации. Произведения, посвящённые Андрею Брюсу, написаны в жёсткой, достоверной манере, особое внимание в них уделено моральным и социальным вопросам.

Серия книг о приключениях агента ИнтерГалактической полиции Коры Орват. Время действия приблизительно соответствует времени действия книг про Алису Селезнёву. Кора — девушка, найденная в космосе, воспитывалась в школе-интернате для необычных найдёнышей, затем была привлечена к работе в ИнтерГполе начальником этой организации, комиссаром Милодаром. Книги этой серии — фантастические детективы, по ходу сюжета Кора занимается раскрытием преступлений и распутыванием различных загадок. По словам самого писателя, Кора Орват — это своего рода «повзрослевший вариант Алисы Селезнёвой». Вместе с тем Кора заметно отличается от Алисы характером, в частности, мещанскими суждениями. В поздних произведениях Кора и Алиса иногда пересекаются. Цикл также пересекается с циклом о Великом Гусляре.

Серия из трёх книг: «Старый год», «Вид на битву с высоты», «Операция „Гадюка“», в которых описываются приключения героев в некоем параллельном, «теневом» мире, существующем бок о бок с нашим, обычным. Этот мир очень похож на наш, но практически безлюден. При определённых обстоятельствах люди отсюда могут попадать туда и жить там. Кто-то просто живёт, а кто-то тут же находит способ превратить параллельный мир в источник обогащения и удовлетворения жажды власти. Герои, общие с циклом «Институт экспертизы», пытаются исследовать этот мир. Главный герой Георгий Алексеевич (Гарик) Гагарин — археолог, по происхождению инопланетянин-подкидыш — найденный 12 апреля в лесу.

Изначально серия из четырех романов: «Наследник», «Штурм Дюльбера», «Возвращение из Трапезунда», «Покушение». В цикл также входят романы «Заповедник для академиков», «Младенец Фрей» и несколько детективных романов и повестей, написанных отдельно. В цикле, выдержанном в жанре альтернативной истории, рассмотрены возможные альтернативные сценарии развития истории России. Герои цикла — Андрей Берестов и Лидочка Иваницкая — получают возможность путешествовать во времени по параллельным мирам и быть свидетелями таких событий альтернативной истории, как освобождение царской семьи Колчаком после революции 1917 года («Штурм Дюльбера»), разработка ядерного оружия в СССР в 1939 году («Заповедник для академиков») и даже возрождение Ленина в младенце в 1990-х годах. («Младенец Фрей»). К циклу примыкает несколько детективных, нефантастических романов: «Усни, красавица», «Таких не убивают» «Дом в Лондоне».
Повесть «Журавль в руках» (1976) описывает жизнь параллельного мира, где идёт затяжная феодальная война, в которую вмешиваются люди, живущие в нашем мире.
В повести «Похищение чародея» (1979) группа пришельцев из будущего, проникшая в наше время, пытается спасти и вывезти к себе в будущее выдающегося учёного, жившего за 700 лет до нашего времени, который неминуемо погибнет в далёком Средневековье. Свидетелем и участником их работы становится случайно оказавшаяся в центре событий современная (время действия и реалии соответствуют моменту написания повести) советская девушка Анна. В повести вопрос о «гении и злодействе» встаёт в самой острой форме. Повесть характерна ещё одной особенностью: в ней впервые опубликован текст, который позже выходил отдельно под названием «Поминальник XX века». В нём перечислены вымышленные автором гении, с раннего детства якобы проявившие совершенно выдающиеся способности к искусству, наукам, в том числе самостоятельно повторявшие, часто в совершенно неподходящем окружении, величайшие научные теории, но не ставшие известными по причине их гибели, как правило, насильственной, в детском или юношеском возрасте. «Поминальник XX века» — символ хрупкости таланта и гениальности. Повесть дважды экранизирована.
Повесть «Чужая память» (1981) рассказывает о сложных нравственных конфликтах, началом которых послужил эксперимент советского учёного Ржевского, создавшего своего клона. Более молодой клон начинает разбираться в делах оригинала двадцатилетней давности.
«Город наверху» (1986), роман, посвящённый приключениям группы археологов на мёртвой планете, на которой, оказывается, после разрушительной войны остатки населения продолжают жить в огромном подземном городе. В романе описана трагедия жителей подземного города, которым правит военно-промышленная олигархия. Сюжет подземных путешествий неоднократно использовался Булычёвым в таких произведениях как «Нужна свободная планета», «Подземная лодка», «Убежище» и «Любимец».
Повесть «Смерть этажом ниже» (1989) описывает экологическую катастрофу в небольшом провинциальном советском городе, которую руководство города всячески старается скрыть. Действие происходит в эпоху перестройки. Автор посвящает много страниц анализу конформизма и диссидентства той эпохи.
Роман «Тайна Урулгана» (1991), написанный в стиле «ретро», посвящён удивительным и страшным событиям, начавшимся с того, что одна молодая англичанка приезжает в дореволюционную Сибирь для поисков отца-исследователя Арктики, пропавшего без вести. Путешественники, продвигаясь по Лене, прибывают на место падения Урулганского метеорита, оказавшегося инопланетным кораблём с замороженным пришельцем внутри.
Роман «Любимец» (1993), действие в котором происходит через сто лет после завоевания Земли пришельцами-негуманоидами (огромными рептилиями), посвящён сложным и, порой, неоднозначным отношениям, сложившимся у остатков землян с захватчиками: люди становятся домашними любимцами (яркая аналогия на отношения человека и собаки), их выгуливают на поводке, спаривают для получения потомства и даже устраивают настоящие бои. Но всё ещё есть сопротивление, намеревающееся скинуть инопланетный гнёт.
Роман «Убежище». Первый роман намечавшегося цикла, этакий ответ Гарри Поттеру, однако смерть писателя оставила сериал незаконченным, а сам роман «Убежище» вышел в 2004 году, когда Булычёва уже не было в живых. В романе мальчику Севе предстоит спасти волшебный народ, состоящий из персонажей сказок. Волшебному народу нет места в нашем мире, и они намерены построить убежище под землёй, Севе предстоит разведать место под будущее поселение.


Читайте! Не пожалеете! 
Книги К.Булычёва можно взять в библиотеках Челябинска

А какие произведения Кира Булычева нравятся Вам?

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...