понедельник, 10 февраля 2014 г.

День памяти Пушкина

          Посвящение

                   Все в нем Россия обрела —
Свой древний гений человечий,
Живую прелесть русской речи,
Что с детских лет нам так мила, —
Все в нем Россия обрела.
Мороз и солнце… Строчка – ода.
Как ярко белый снег горит!
Доныне русская природа
Его стихами говорит.

Все в нем Россия обрела —
Своей красы любую малость.
И в нем увидела себя,
И в нем собой залюбовалась.
И вечность, и короткий миг,
И радость жизни, и страданье…
Гармония – суть мирозданья,
Лишь он один ее постиг!
Все в нем Россия обрела,
Не только лишь его бессмертье, —
Есенина через столетье,
Чья грусть по-пушкински светла.
Все в нем Россия обрела, —
Свою и молодость, и зрелость,
Бунтарскую лихую смелость,
Ту, что веками в ней жила, —
Все в нем Россия обрела.
И никогда ей так не пелось!
Н. Доризо

           Мойка, 12
Душа его вернулась в этот дом.
Он счастлив был в своем веселом доме.
Отчаянье и боль пришли потом,
Когда его ничтожный Геккерн донял.
Среди знакомых дорогих святынь
Ты чувствуешь – он постоянно рядом.
Вот тот диван, где медленная стынь
Сковала сердце, овладела взглядом.
И каждый раз, ступая за порог,
Ты входишь в мир – загадочный
и грустный.
И с высоты его бессмертных строк
Нисходит в душу чистое искусство.
Я иногда ловлю себя на том,
Что все он видит из далекой дали…
И открывает свой великий дом
Твоей любви, восторгу и печали.
А. Дементьев

А мне приснился сон,
Что Пушкин был спасён
Сергеем Соболевским….
Его любимый друг
С достоинством и блеском
Дуэль расстроил вдруг.
Дуэль не состоялась
Остались боль да ярость
Да шум великосветский,
Что так ему постыл…
К несчастью, Соболевский
В тот год в Европах жил
А мне приснился сон,
Что Пушкин был спасён.
Всё было очень просто:
У Троицкого моста
Он встретил Натали.
Их экипажи встали.
Она была в вуали –
В серебряной пыли.
Он вышел поклониться,
Сказать – пускай не ждут.
Могло всё измениться
За несколько минут.
К несчастью, Натали
Была так близорука,
Что, не узнав супруга,
Растаяла вдали.
А мне приснился сон,
Что Пушкин был спасён…
Под дуло пистолета,
Не опуская глаз,
Шагнул вперёд Данзас
И заслонил поэта.
И слышал только лес,
Что говорил он другу…
И опускает руку
Несбывшийся Дантес.
К несчастью, пленник чести
Так поступить не смел.
Остался он на месте,
И выстрел прогремел.
А мне приснился сон,
Что Пушкин был спасён…
А. Дементьев

          Стихи о Пушкине
Убит. Убит. Подумать! Пушкин…
Не может быть! Все может быть…
«Ах, Яковлев, – писал Матюшкин, —
Как мог ты это допустить!
Ах, Яковлев, как ты позволил,
Куда глядел ты! Видит бог,
Как мир наш тесный обездолел.
Ах, Яковлев…». А что он мог?
Что мог балтийский ветер ярый,
О юности поющий снег?
Что мог его учитель старый,
Прекраснодушный человек?
Иль некто, видевший воочью
Жену его в ином кругу,
Когда он сам тишайшей ночью
Смял губы: больше не могу.
На Черной речке белый снег.
Такой же белый, как в Тригорском.
Играл на печке – ну и смех —
Котенок няниным наперстком.
Детей укладывают спать.
Отцу готовят на ночь свечи.
Как хорошо на снег ступать
В Михайловском в такой же вечер.
На Черной речке белый снег.
И вот – хоть на иные реки
Давно замыслил он побег —
Шаги отмерены навеки.
Меж императорским дворцом
И императорской конюшней,
Не в том, с бесхитростным крыльцом
Дому, что многих простодушней,
А в строгом, каменном, большом
Наемном здании чужом
Лежал он, просветлев лицом,
Еще сильней и непослушней,
Меж императорским дворцом
И императорской конюшней.
В. Соколов

           ПУШКИНУ
Перед Пушкиным слишком жестоко
Не казнись. Но достойно скажи:
- Мы все вместе не сделали столько
Для бессмертия русской души.
И узоры мы в строчки вязали,
И работали нервом самим,
Но все вместе того не сказали,
Что о Родине сказано им.
Потому, хоть размах и широкий
И напор есть в стихе огневой,
Наши самые яркие строки
Перед пушкинской меркнут строкой.
Вот она зазвенела, запела,
Полонила тебя, повела,
И не просто за сердце задела,
А как будто всегда в нем была.
Как народа глубинная память,
В смысл которой вникать и вникать,
Слишком ясная, чтобы слукавить,
Слишком чуткая, чтоб развлекать.
Осененный пророческим слогом,
В дни торжеств и суровых годин
Вдруг поймешь, что великих - их много
У России... А Пушкин - один!
И.Ляпин

                  СТИХОТВОРЕНИЕ,
        написанное на месте дуэли Пушкина
Он это место выбрал сам,
Он сам сказал: - За Черной речкой.-
Теперь, как место грусти вечной,
Оно навеки близко нам.
А Пушкин часто здесь бывал
И жил не раз с семьей на даче.
И дачу ту, стань побогаче,
Он постоянно бы снимал.
Он так любил бродить вокруг -
В лесу дышать и думать легче,
И вроде далеко-далече
Жестокосердный Петербург.
И, полон мыслей, полон сил,
Он забредал все дальше, дальше
И каждый раз своей Наташе
Цветы лесные приносил.
Да, он жену боготворил
И счастлив был лишь с ней одною,
Был восхищен ее любовью
И той любви достоин был.
А как берег он Натали!
И ставка делалась на это,
Когда любимую поэта
Придворной сплетней оплели.
Ведь знали: Пушкин не смолчит!
Еще бы! Он такой ранимый.
А честью женщины любимой
Он больше жизни дорожит.
И гулко грянула беда,
И пусто дуло пистолета...
Но повторись судьба поэта -
И он бы вновь пришел сюда.
* * *
Вот если б он себя берег,
Судьба иначе бы сложилась
И той дуэли б не случилось.
Но он ведь Пушкин - он не мог,
Не мог иначе поступить!..
И вот - за жизнь его в тревоге -
Уже гудит толпа на Мойке,
А он в огне. Он просит пить.
К нему склоняется жена.
Она прийти в себя не может:
- Ах, Пушкин, Пушкин! Боже, боже...-
И снова в доме тишина.
Он видит свой рабочий стол:
Чернильницу, бумагу, перья -
Все ждет поэта вдохновенья,
И Пушкин сдерживает стон.
Он знает: пройден путь земной.
Всесильный доктор не поможет.
Как не подумать: "Кто же, кто же
Продолжит начатое мной?"
И эта дума так горька...
Но в мире - грубом и неверном -
Всем роковым своим примером
Он воспитал ученика.
Уже, по-русски прям и горд,
Предельно нетерпим к бесчестью,
Так потрясен кровавой вестью,
В России Лермонтов встает.

И. Ляпин

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...