среда, 20 февраля 2013 г.

Томас Манн - мастер эпического романа

Как вы знаете, 2013 год объявлен Годом Германии в России и годом России в Германии. В рамках этого события хотелось бы поговорить в немецкой литературе и немецких писателях.
Предлагаю начать с Томаса Манна.

Томас Манн – младший брат не менее знаменитого писателя Генриха Манна. Имя Томаса Манна тесно связано с интеллектуальным романом, т.н. романом Идей, где человеческие коллизии рассматриваются под призмой духовного первородного начала. Писатель сконцентрировал свои интересы вокруг человека, как существа уникального и непознаваемого. Энциклопедичность знаний позволила писателю привлекать в произведения сведения из истории, этнографии, этики, медицины и физики, теории музыки и литературы.

Еще при жизни его провозгласили мастером слова, классиком мировой литературы.


«Будденброки» - первый роман двадцатилетнего писателя, ранее известного только в качестве автора интересных рассказов. Странность судьбы этого произведения в том, что в первые месяцы его тираж расходился с большим трудом, а через тридцать лет автор был удостоен именно за этот роман Нобелевской премии, хотя за этот срок Томас Манн написал с гораздо большим мастерством и ряд других романов.

Русскую литературу Томас Манн любил с юных лет: она участвовала в его идейных и творческих исканиях, во всей его интеллектуальной жизни на протяжении десятилетий. Среди западных писателей XX в. Томас Манн — один из лучших знатоков и ценителей русской классики. В круг его чтений входили Пушкин, Гоголь, Гончаров, Тургенев, Чехов, впоследствии — Горький — как и ряд других писателей XIX и XX вв. И прежде всего — Толстой и Достоевский.
26 февраля 1948 г.  Томат Манн писал приятелю школьных лет Герману Ланге: 
«Ты прав, предполагая, что я с давних пор отношусь с преданной благодарностью к русской литературе, которую я еще в юношеской новелле «Тонио Крёгер» назвал «святой русской литературой». В 23–24 года я никогда бы не справился с работой над «Будденброками», если бы не черпал силу и мужество в постоянном чтении Толстого. Русская литература конца XVIII и XIX вв. и вправду одно из чудес духовной культуры, и я всегда глубоко сожалел, что поэзия Пушкина мне осталась почти что недоступной, так как у меня не хватило времени и избыточной энергии, чтобы научиться русскому языку. Впрочем, и рассказы Пушкина дают достаточный повод восхищаться им. Излишне говорить о том, как я преклоняюсь перед Гоголем, Достоевским, Тургеневым. Но мне хотелось бы отметить Николая Лескова, которого не знают, хотя он великий мастер рассказа, почти равный Достоевскому… Следы Максима Горького ты можешь найти в моем сочинении о Гёте и Толстом, которое, может быть, когда-нибудь попадалось тебе на глаза. О Толстом я писал неоднократно, в последний раз — в предисловии к американскому изданию «Анны Карениной». Я написал предисловие также и к изданию повестей Достоевского, которое вышло в Нью-Йорке в 1945 году…»
Уже в преклонном возрасте писатель начал работу над тетралогией о библейском Иосифе. В искрящемся иронией и юмором романе "Иосиф и его братья" прослеживается эволюция сознания от коллективного к индивидуальному. Объясняя свои побуждения написать роман, построенный на основе библейской легенды об Иосифе Прекрасном, Манн говорил в своем докладе, посвященном его созданию:

"Однажды вечером в Мюнхене меня почему-то потянуло раскрыть мою старую фамильную Библию. Я был восхищен и сразу начал нащупывать пути и взвешивать возможности — а нельзя ли преподнести эту захватывающую историю совершенно по-иному, рассказать ее заново, воспользовавшись для этого средствами современной литературы, начиная с арсенала идей и кончая техническими приемами повествования".
С этой задачей Томас Манн справился успешно. История об Иосифе стала под его пером символическим образом человечества. Писатель рассказывал о начале всех начал, о времени, когда все, что ни происходило, происходило впервые.


После Иосифа другим кумиром позднего Манна стал Гете. В романе "Лотта в Веймаре" о нем и его жизни писатель рассказывал от лица его бывшей возлюбленной.

По контрасту с этими, в какой-то мере идиллическими произведениями, в романе "Доктор Фаустус" изображен гениальный, но психически больной музыкант, чье творчество стало отражением духовного недуга эпохи. 

Последний роман Манна "Признание авантюриста Феликса Круля" явился результатом переработки рукописи, начатой еще в 1910 г. Пронизанный иронией, этот роман стал заключительным аккордом творчества писателя. Экстравагантная пародия, по словам самого Манна, переводила "автобиографичную и аристократическую исповедь в духе Гете в сферу юмора и криминалистики". Художник, утверждал Манн, — фигура комическая, он может ослеплять, обманывать, но не может изменить мир. Писатель считал этот роман своей лучшей и наиболее удачной книгой.
Томас Манн вошел в литературу как прозаик, переосмысливший древние мифы о судьбах мира и человека, предназначении художника, роли семьи в обществе, воссоздав их на гуманитарной основе. Диапазон интересов писателя был огромен — от реалистической семейной саги до изображения духа целой эпохи; от классических сюжетов немецких легенд до описания тонких психологических переживаний личности. Наверное, потому писатель современен и сегодня, ибо те катаклизмы, которые были характерны для его времени, продолжают и в наши дни угрожать и обществу, и личности. Не изменяя своим художественным принципам, Томас Манн сумел занять главенствующее место в истории культуры XX века.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...